У нее внутре неонка
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
У каждого кто любит творчество Стругацких, обязательно есть своя уникальная, сугубо личная история, связанная с их книгами. Почему так – доподлинно неизвестно, остается признать это научным фактом. Я расскажу свои истории.

История №1. В 1979-м году я ушел в армию и неожиданно для себя оказался заграницей – в Группе советских войск в Германии.
Волшебное для всех советских людей слово «заграница» для нас обернулось службой без отпусков, без увольнительных и даже без таких маленьких радостей солдатской жизни как посылки и переводы из дома. Равно как и другое слово « молодой» теперь означало бесконечную пахоту и хронический недосып.
Находясь в караульном помещении, сидя за столом, я уныло зубрил устав караульной службы, ожидая своей очереди заступить на боевое дежурство. Строчки расплывались в глазах, читать не хотелось, страшно хотелось спать. Вдруг на средину комнаты неторопливо вышла здоровенная крыса и нагло уставилась на меня. Караульное помещение было довольно старым зданием с деревянными полами. Из всех комнат крысы больше всего любили комнату для принятия пищи. Сюда приносили еду для караульных из столовой, и в ведре всегда было полным полно объедков. Но и в других комнатах крысы по ночам вели себя вполне по-хозяйски.
Некоторое время я смотрел на крысу, а она на меня. Потом я взял устав караульной службы и со всей силы запустил в наглое животное. Но, промахнулся. Крыса невозмутимо повернулась и поцокала, стуча когтями по полу, через комнату.
Недосып, усталость, тоска – все это враз навалилось на меня, и вдруг весь мир представился мне маленькой душной комнатой, в которой хозяйничают противные жирные крысы. Не существовало более не только далекой жизни на гражданке, не существовало вообще больше ничего кроме этой треклятой комнаты, крыс и бесконечной тоски.
Надо было что-то срочно делать, иначе бы я просто свихнулся. И на следующий день я первый раз за время службы отправился в библиотеку. Этот поход был достаточно рискованным мероприятием, поскольку считалось, что у «молодых» не должно оставаться свободного времени на чтение книг. Но, мир размером с вонючую комнату в этот момент страшил меня больше, чем гнев старослужащих.
Поскольку времени и в самом деле у меня было всего несколько минут, долго раздумывать над выбором книги не представлялось возможным. Сначала я дернулся было к собранию сочинений Джека Лондона, надеясь, что хорошо знакомый «Мартин Иден» или «Смок и малыш» вернут мне вкус к жизни. Но, передумал и остановился возле серии «Библиотека современной фантастики». Выбрал Бредбери, но, буквально в последний момент заменил его на томик неких Стругацких. Книга включала две повести «Понедельник начинается в субботу» и «Трудно быть богом».
На следующую ночь в караулке я открыл книгу…. и в мою жизнь ворвались благородный Дон Румата, программист Привалов, барон Пампа, Роман Ойра-Ойра, отец Кабани и заведующий отделом Смысла жизни Кристобаль Хозеевич Хунта…
«Не вижу причины, почему бы двум благородным донам», «ну, скажем Полуэкт ибн Полуэктович»….
На моем лице блуждала счастливая улыбка, а самое главное, мир снова стал огромным и интересным!
Правда, имена авторов Аркадия и Бориса Стругацких мне абсолютно ничего не говорили и я их позорно забыл. Во второй раз я открыл для себя Стругацких, поступив на факультет кибернетики Киевского университета.
- А внутри у нее неонка!
- Что?
- Старик! Ты что, не читал Стругацких?!!!
Именно с такой уничижительной интонацией в 80-х и спрашивали: «Ты что, не читал Стругацких?!!!» И тут же цитировали фразы, словечки, которые потом прочно входили в лексикон. Эти цитаты стали замечательным кодом для нашего поколения: «я свой!» Парадоксальный и фантастический мир Стругацких был в полной мере нашим миром, точно так же, как и мы чувствовали себя в нем абсолютно своими. Так что задолго до выдуманного пелевинского «поколения П» появилось реальное поколение «С».
Популярности книг Аркадия и Бориса Стругацких не мешало даже то, что эти книги тогда фактически не издавались. Но, Стругацкие совершенно естественным образом соединились с научно-техническим прогрессом: на огромных ЭВМ ЕС-1040 во время ночных дежурств операторы набирали тексты Стругацких, которые потом расходились по всей стране в виде распечаток. Эти распечатки ходили по рукам и зачитывались до дыр. Несколько таких раритетов до сих пор хранятся в моей библиотеке, наряду с гораздо более поздними роскошно изданными сериями: «Миры Стругацких».
А тогда официальная литературная критика братьев Стругацких предпочитала просто не замечать. Позже, когда их книги все-таки начали издаваться и продаваться огромными тиражами, критика снизошла до снисходительного: «Ну, это же фантастика». И тем самым, надо заметить, окончательно и бесповоротно дискредитировала себя в глазах поколения «С».

История №2. Невозможно дать определение счастью. Но, зато легко и просто описать те мгновения, когда ты был счастлив. Третий курс университета, общежитие №13. Я захожу в комнату к своему знакомому Вовке Дубровину и вижу, как он вороватым движением прячет под стол какую-то книгу.
- Старик, что там у тебя?
- Да так, ничего особенного…
- Ну, а все-таки?
Вовка, понимая, что я не отстану, достает переплетенную распечатку Стругацких «Улитка на склоне».
- Старик, дай почитать!
- Старик, даже не проси!
- Дай на ночь!
- Я сам взял на ночь!
К счастью, у меня есть блок кубинских сигарет «Лигерос», за которые Вовка не то, что книгу – наверно и родину бы продал.
И вот я иду к себе в комнату, прижимая к груди самодельную книжку. Но, не сразу сажусь читать. Нет, я ставлю чайник и завариваю свежий крепкий чай, я закуриваю сигарету. Я сознательно растягиваю эти последние сладостные мгновения пред тем, как с головой погрузиться в новую, нечитанную книгу Стругацких – вот оно СЧАСТЬЕ!

Аркадий Стругацкий умер 12 октября 1991 года. Борис Стургацкий умер вчера, 19 ноября 2012 года. Спасибо вам за то, что вы были в моей жизни. Спасибо вам за то, что вы изменили мою жизнь.
Сначала я хотел закончить статью традиционной банальностью, пусть даже и от всего сердца: «Книги Стругацких навсегда останутся в мировой литературе». Но, потом понял, что лучше Бориса Стругацкого не скажешь: «Язык может быть неуклюж и наполнен галлицизмами (как у Льва Толстого), коряв, неправилен и даже неестественен (как у Достоевского), заумен и неудобочитаем (как у Платонова или Велимира Хлебникова) — и при всем при том способен оказывать сильнейшее, иногда необъяснимое, чисто эмоциональное воздействие на читателя. В известном смысле не существует плохой и хорошей литературы, существует только литература, которая нравится или не нравится. Каждому — свое. Настоящий Судья у книги один — Его Величество Время, а все прочее — от лукавого».
P.S. А все прочее от лукавого….

Умер Петр Фоменко
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
Ужасная новость: умер Петр Фоменко.
Петр Наумович Фоменко создал мой любимый театр, а, по сути, целый мир: ТЕАТР-СТУДИЮ ФОМЕНКО.
Долгое время меня ставил в тупик вопрос: - Чего такого особенного я нашел в спектаклях театра Фоменко? Потом я нашел ответ. Когда ребенок смотрит спектакль в театре, он полностью верит всему, что происходит на сцене. Для детей зайчик – это именно зайчик, а не заслуженный артист Пупкин, играющий зайчика. Поэтому дети так и переживают, ведь на сцене решается вопрос жизни и смерти, любви и ненависти, дружбы и предательства.
Так вот, на спектаклях Фоменко, как только открывается занавес, я немедленно превращаюсь именно в такого ребенка. Я тут же забываю обо всех театральных условностях, с головой погружаясь в тот мир, который придумал Фоменко. (Точно такие же чувства испытывал, когда читал книги Стругацких). А после спектакля выныриваешь и удивляешься - чудесным образом стал лучше. Как будто твою душу во время спектакля вынули, отдраили с наждаком и бережно поместили обратно. И как раз в этом практическом, «банно-духовном» аспекте, театру Фоменко более всего подходит банальное определение «театр – храм искусства».
Светлая память Петру Наумовичу Фоменко, гениальному режиссеру, ТВОРЦУ, в самом высоком смысле этого слова!

День журналиста. Памяти Володи Панкеева
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
Когда я в августе 1998-го года пришел на работу в газету «День», первый заместитель главного редактора Владимир Панкеев был в отпуске. Тем не менее, его присутствие все равно ощущалось в стенах редакции. «Эх, вот вернется Панкеев», - горячился редактор отдела криминала Глеб Плескач, когда у него снимали материал с номера.
«Когда Панкеев вернется, мы этот вопрос порешаем», - задумчиво бормотал редактор отдела политики Владимир Золоторев. Но, окончательно поразил меня дедушка-вахтер. Он стоял на улице у дверей в здание редакции, мечтательно смотрел в небо и улыбался. «Чему радуешься, отец?» - спросил я. «Так ить завтра Панкеев из отпуска возвращается», - охотно ответил он.
Немудрено, что я представлял себе Панкеева солидным мужиком в годах, убеленным сединами и почему-то обязательно с бородой в стиле Хемингуэя.
Когда, на следующее утро я вошел в комнату отдела политики, там стоял молодой, вихрастый парень и нахально пил кофе, на который мы сбрасывались всем отделом.
Мало того (!), он пил кофе из моей личной, персональной кружки.
«Наверно, внештатник из регионов, - мрачно подумал я. – Эх, врезать бы тебе по шее, чтоб знал, как пить кофе из чужой кружки. Но, нет, мы-профессионалы, должны быть снисходительны к любителям-графоманам»….
Парень протянул руку и представился: - Владимир Панкеев.
В газете «День» Панкеев был «вечным» выпускающим редактором. Его стол был постоянно завален горой распечаток с текстами, которые он в бешеном темпе правил, а при необходимости вообще переписывал заново. И, поскольку формат ежедневной газеты достаточно жесткий, Володя безжалостно «резал хвосты», вылезающие на полосах. Все эти действия он называл любимым словечком «удосконалювати». Мы его по этому поводу подкалывали: - Старик, если тебе на стол положить в распечатках два тома «Война и мир», то ты за пять минут «удосконалиш» тексты Толстого до 80 газетных строк.
Кстати, если бы он прочитал этот текст, то наверняка бы сказал: - Старик, это какая то фигня, надо его «удосконалити».
Зачастую после отправки номера в типографию, он звонил по внутреннему телефону: - Ну что, по пятьдесят? Мы собирались, как правило, в нашем отделе, и под пятьдесят грамм коньяка придумывали темы следующего номера. Я учился у него журналистике. Вообще в газете «День» тогда была совершенно уникальная атмосфера, которую мне не приходилось больше встречать в других изданиях. Там собрались яркие, самодостаточные журналисты, поэтому никто никому не завидовал – наоборот, все радовались успехам друг друга и буквально тащились от того, что мы делаем. Во многом это была заслуга Володи. Неслучайно, потом журналисты и редакторы газеты «День» руководили или работали на первых позициях в большинстве киевских изданий.
Потом мы все равно время от времени встречались узким кругом (Панкеев, Золоторев, Замятин, Згурец), пили пиво «У Эрика», говорили, спорили… На одной из таких встреч, мы фактически поставили Панкееву ультиматум: - Старик, ты единственный, кто сможет запустить новый проект и опять собрать нас всех под одной крышей. И ему таки удалось запустить журнал «Час.ua». По независящим от Володи причинам этот проект просуществовал недолго. Но, за это время удалось сделать журнал европейского уровня – в нем не было ни капли местечковости, что большая редкость для украинских СМИ.
Когда мы с ним виделись в последний раз, он уже был болен, но полон оптимизма. Мы пили пиво на Подоле, и я сказал: - Старик, наверно, нам уже не удастся опять собраться вместе и поработать над новым проектом.
– Ничего подобного, - ответил Володя. – У меня есть одна идея, так что все еще впереди.
Если есть тот свет (во что очень хочется верить), то, зная Панкеева, я уверен: он наверняка замутит там выпуск нового издания. И, в конце концов, мы опять соберемся все вместе, и под его руководством будем выпускать какую-нибудь «Вечную правду» или «Божественный вестник». Это именно то, что Панкеев любил и умел делать лучше других. А сегодня мы выпьем по пятьдесят, но уже без него: памяти Володи Панкеева.

Язык мой - враг твой (статья В.Золоторева из моего архива)
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
Владимир Золоторев
(06.07.2002)

Язык мой – враг твой

Слова, вынесенные в заголовок, произнес когда-то перед строем один знакомый командир роты. Он не шутил, он просто путался в пословицах и поговорках, и с сугубо военным чистосердечием считал, что он прав. Этот человек и созданная им ситуация – просто шикарная иллюстрация проблемы, о которой пойдет речь ниже: не понимает, что говорит (а говорит страшные вещи); делает это искренне и с наилучшими намерениями; все на свете путает, но его слово становится законом.
"Языковый вопрос", принадлежит к числу проблем, которые, возникнув однажды, не собираются сходить на нет. Спокойствие, царящее сегодня в этой сфере, совершенно мнимое. Разрушительная (как я собираюсь показать в дальнейшем) деятельность в этом вопросе продолжается, недовольство возрастает, потери увеличиваются. То, что сегодня "языковые" проблемы не обсуждают, обычно вызвано нежеланием "связываться" – подвергать себя злобным, некомпетентным и агрессивным нападкам. Мне кажется, что к этой теме пора вернуться, хотя бы для того чтобы показать исключительную вредоносность существующей языковой политики и полное отсутствие аргументов у ее сторонников. В своих рассуждениях я собираюсь основываться на позициях сугубого государственничества и где-то национализма, даже не упоминая никаких там прав человека и прочего подобного хлама, который, как известно, специально навязывается американцами, чтобы легче было нас поработить. Опыт подсказывает, что проще разговаривать по-китайски, чем прибегать к такого рода аргументам. Поэтому приоритетами будем считать исключительно: гражданский мир и стабильность, внешнеполитическую независимость, успешное формирование политической нации, обычную экономическую прибыльность. В этой статье я постараюсь затронуть лишь некоторые моменты проблемы, к остальным редакция планирует вернуться в дальнейшем.

Мне кажется, что нелишне было бы напомнить о том, что никакой дискуссии (и последующего общественного согласия) по поводу "языкового вопроса" не было. Сложившееся положение возникло исключительно в результате истерической политики рухообразных партий. Вспомним те годы (начало 90-х): стоит русскоязычному человеку попытаться выступить с речью на каком-либо собрании, сразу же начинаются истошные вопли “чому не державною мовою?!” Нормальный интеллигентный человек в такой ситуации обычно тушуется и покидает трибуну. Пусть националисты не говорят, что это были "отдельные случаи". Мне, по крайней мере, приходилось наблюдать это повсеместно. Возможно, ко мне специально приставили "кагебешных провокаторов", чтобы дискредитировать светлые идеи Руха, не знаю, но, по-моему, это слишком большая честь для такого мелкого деятеля. Подобное, кстати, происходило везде – в прессе, на телевидении, в школе. Когда вместо ответа на невинный вопрос перед вами разрывают рубаху и с воплями, стонами и обильной слюной начинают кататься по полу, вы невольно задумываетесь: "А, может, я его обидел? А, может, я чего-то не понимаю?" Многие, кстати, поверили в искренность припадков этих фальшивых убогих и эпилептиков и с определенного момента решили, что видимо таки "в Україні треба розмовляти українською”.

Не могу удержаться от того, чтобы не прокомментировать столь удивительный лозунг. Продолжив этот, с позволения, логический ряд, можно смело заявлять, что в Бельгии должны говорить по-бельгийски, в Швейцарии по-швейцарски и т. д. В Австрии вообще несознательно по-немецки говорят (правда, попробуйте сказать им, что они немцы). Возьмем другой распространенный пассаж, всегда повторяемый слово в слово поистине с попугайской дотошностью. Все его много раз слышали, а звучит он так: "Если вы приедете во Францию, вы ведь станете учить французский?" Конечно, стану, я ведь не !!понимаю!! его! Украинский же я, как и все остальные граждане этой удивительной страны, прекрасно понимаю, говорю, пишу и читаю на нем. На самом-то деле речь здесь не идет о проблеме понимания и даже знания. Просто нам хотят "привить" украинский !!вместо!! русского (а не !!вместе!! с ним). Кстати, очень показательно, что в этом расхожем примере фигурирует Франция. В отношении любой другой страны можно было бы ответить: приеду и буду говорить по-английски. Но во Франции, известной своим удивительным жлобством в языковом вопросе, эта "проамериканская" диверсия, конечно, не пройдет. Эх! Хорошему учитесь, хорошему!

Причины того, почему у нас не может быть, скажем, русскоязычного канала, русскоязычной школы или вуза, называются разные. Рассмотрим их по порядку. Довольно часто приходится слышать о неких "особых условиях", в которых находится страна, "переходном периоде" и пр. Дескать, у нас такой сосед (недобрый взгляд на север), имперские комплексы, с ним, знаете, надо держать ухо востро, а вы тут призываете по-русски говорить. Не знаю. У той же Швейцарии такие соседи – ужас: что ни сосед, то империя, и не одна, а как минимум две, а швейцарцы не боятся разговаривать по-имперски. Это сейчас империи такие смирные, а еще в начале прошлого века были о-го-го! И что? Но главное даже не это. Пусть кто-то внятно скажет, в чем именно состоят эти особые условия? И когда они закончатся? Неужели кто-то даст отмашку и скажет "все, теперь можно"? Не верю.

Сторонники этой теории оправдывают украинизацию "восстановлением исторической справедливости". Правда, непонятно, какое отношение к справедливости имеет большая часть территории страны, освоенная в период империи и ее силами. Надо полагать, Крым, Одесса и Донбасс тоже пострадали от "русификации"? Да и тонкая это штука – справедливость. Харьков, к примеру, до Переяславской рады входил в состав России. Обратно будем отдавать? Или будем рассматривать Украину территориально как наследницу УССР, а по населению – как наследницу гетманской Украины? Очень ловкая позиция. Впрочем, даже если бы "история" в том виде, в котором ее преподают сегодня (как будто какой-то украинский Пикуль написал) была правдой, это отнюдь не оправдывало бы того, что происходит. Любой образованный государственный деятель знает, что нельзя восстанавливать справедливость путем новой несправедливости: это подрывает стабильность и сами основы государства. Правда, у нас обычно учатся исключительно на своих ошибках…

Главный же "аргумент" состоит в том, что "русскоязычные" неправильно понимают "политику партии" и вообще являются "пятой колонной" России. Связь между языком, на котором говорит человек, и его лояльностью пусть даже не к государству (черт с ним), а к стране, в которой он живет, представляется поистине потусторонней. Иначе говоря, никакой связи просто нет. Когда просишь расшифровать эту загадочную связь, обычно слышишь нечто вроде: а) они смотрят российские новости, "искаженно подающие ситуацию в Украине"; б) они смотрят российские телешоу; в) они читают книги на русском. Ответ, естественно, самый простой: а) в наших новостях нет новостей; б) на украинском они тоже смотрят; в) переводите ваши книги на русский (впрочем, "они" и на русском книг не читают, так что лучше не нужно). Другой ряд претензий более конкретен: они не хотят вести документацию по-украински, официально выступать по-украински и т. д. Об этом мы поговорим позже.

Отметим, что даже если бы тезис о пятой колонне был бы правдой, то разумная политика государства состояла бы в том, чтобы переманить злостных "русскоязычных" на свою сторону и тем разрушить имперские козни северного соседа. Это было бы несложно, так как ничего, кроме второго государственного языка, они не требовали. Украинский теперь запрещать некому – почему бы ни разрешить и русский? Но, как поется в детской песне, "мы не привыкли отступать", мы будем гордо бросать им вызов, несмотря даже на то, что "русскоязычные" составляют 60% населения (странная какая-то "пятая колонна", правда?). Пусть лучше все погибнет, зато все увидят (в который раз), какие мы красивые несчастные жертвы, и порадуются за нас.

Кстати, можно напомнить, что в начале 90-х галицийские газеты рассуждали о том, что вот-вот в Украине появится "русская" партия (что с галицийской точки зрения было бы логично). Партия, между тем, не появлялась, напротив, социология демонстрировала несущественные отклонения в позициях "украинцев" и "русских": последние не рассматривали новое государство, как чужое. Украинская русскоязычная молодежь участвовала во всяких "Брэйн-рингах", размахивая желто-голубым флагом. Но, чего не сделаешь ради торжества своего мифа! И вот, после десяти лет упорных трудов (в союзе со своими русскими единомышленниками вроде Баркашова) наши националисты добились-таки того, что в Украине появились "русские" партии, а Россия начала проявлять интерес к нашим внутренним делам. Браво!

Фактически украинское государство создавалось как государство политической нации, а развивается по пути государства нации этнической (вот и Ющенко что-то говорил о приоритете титульной нации. Советую не забыть). Попробую объяснить этот посыл. То, что происходит сейчас в языковой сфере, было бы вполне логичным, если бы события в 1991 году происходили совсем по другому сценарию. Модель могла бы быть примерно такой: парламент объявляет независимость и приоритетом назначается государство этнических украинцев (паспортных или по размеру носа, не знаю). Проводится референдум, к которому не-украинцы не допускаются. Украинцы, создав по итогам референдума свое государство, становятся его гражданами, все остальные – нет. Для "остальных" существует процедура натурализации – экзамены по языку, истории, проверка родственников в России и т. п. Этот апартеид имеет довольно "либеральный" вид – разрешается ввоз российской прессы, просмотр российских каналов (чтобы не сильно выступали), но государство и все, что с любой натяжкой может трактоваться как государственное, имеет исключительно украиноязычные формы. Для такой ситуации вполне логично выглядит и существующая сейчас политика обращения русскоязычных украинцев в истинное украинство (об этом позже). Хочешь быть гражданином, учи язык. Вот для такого 1991 года нынешний 2001 г. выглядит логическим продолжением. Но было-то не так. В 1991 году спрашивали мнения !!всех!! граждан бывшего УССР, но потом (опаньки!) дело повернулось таким образом, будто бы половина этих граждан не только не участвовала в создании государства, но и вообще непонятно, что здесь делает. Иначе говоря, половину населения просто "кинули". Кстати, давайте опять вернемся к нашему "французскому" аргументу ("если вы приехали во Францию…"). Замечаете странность? Подскажу: она состоит в слове "приехали". Но "русскоязычные"-то никуда не приехали! !!Это государство к ним приехало в 1991 году!!, причем с их непосредственной помощью и при самом активном участии! Так кто кого учить должен?

Именно эти слова Ильи Лагутенко с его же глумливой интонацией должны пропеть наши бюрократы, номенклатурщики, олигархи и прочие всем "національно свідомим”, которые обеспечили им вольготную и спокойную жизнь. Объясню. Во-первых, в связи с украинизацией, проводимой государством и поддерживаемой общественными организациями как-то сам собой исчез простой вопрос: а кто, вообще говоря, для кого существует? Государство должно разговаривать языком гражданина или гражданин – языком государства? Почему за мои деньги меня же и мучают, а мои дети растут элементарно неграмотными? Этих вопросов (которые, вообще говоря, распространяются на весь спектр отношений гражданина и государства) никто не задает, потому что уже существует многолетний прецедент последовательно проводимой насильственной политики, которая демонстрирует приоритет произвольно выбираемых государственных интересов над любым частным гражданским интересом (где-то уже такое было). Во-вторых, национализм, постулирующий единственным смыслом существования Украины ее отличие от всего русского, создал замечательный источник легитимности для номенклатуры. Не нужно заботиться о выборах, доверии граждан и прочих хлопотных моментах. На вопрос трудящегося “Вы откуда такие взялись”? можно искренне ответить “Мы тут продолжаем славное дело гетмана Мазепы (казака Мамая, возможны варианты) и всячески боремся за государственность. Кто не спрятался, я не виноват”. Не нужно объяснять, что вся эта “державність” – удобнейший прием для оправдания !!любой!! политики. В-третьих, насильственная украинизация – это именно то, в чем так нуждается бюрократия советского типа, это то занятие, которое спасает ее "советскость". Объясню. Практика украинизации состоит в воспитании чувства вины. Пресса и другие СМИ создают образ манкурта, забывшего свои корни, а еще того хуже – янычара, рубящего эти корни кривым ятаганом. !!Взрослым людям объясняют, как им правильно себя вести в ситуациях, в которых они привыкли считать себя компетентными!!. Это очень напоминает практику концлагеря (немецкого), где заключенных заставляли делать зарядку, чистить зубы и т. п., в общем, делали из них детей. При этом соображениями гигиены такие требования объяснить было нельзя: пища, к примеру, была еще та, зарядки устраивались в любой мороз и т. д. Об этом написал хорошую книгу один австрийский психолог, мы же лишь отметим похожесть ситуации – в рамки логики действия государства не вписываются, но объявляются единственно правильными. В результате, наш гражданин всегда виноват: он не платит налогов, он не говорит по-украински и т. д. Такой гражданин подсознательно всегда готов пойти на какие-то действия, чтобы избавиться от чувства вины: простить государству "шалости", дать взятку и т. д. Кстати, заметьте, как иногда извиняются русскоязычные в украиноязычной (как правило, сугубо внешне) аудитории за то, что собираются говорить по-русски. При этом они ведь твердо знают, что их выступление поймут. За что тогда извиняться? Вот этого заранее виноватого состояния и требовалось добиться государству от гражданина.
Язык мой – враг твой – 2
Как и предполагал автор этих строк, предыдущая заметка вызвала большую читательскую активность и соответствующую почту. Автор весьма благодарен всем читателям, приславшим свои размышления. Эти удивительные тексты лишний раз убедили меня в моей правоте. Остается только сожалеть, что газетный стандарт не позволяет публиковать письма и их опровержения — нелогичность и, мягко говоря, отсутствие аргументов были бы более чем очевидны. К сожалению, все это лишний раз доказывает, что мы имеем дело не с рациональной позицией, а с мифом, в который кому-то хочется верить, невзирая на его противоречивость. Так жители Германии были твердо убеждены, что евреи управляют как коммунистами, так и богатеями, их нисколько не смущало, что первые хотят уничтожить вторых. Собственно, истово верующих переубедить невозможно, но большинство все-таки составляют люди, достаточно случайно вовлеченные в процесс. Вот для них-то это все и пишется.
"…только в немецком наречии слышны звуки живой природы, только немецкая речь способна крякать кряквой, гулить куликом, граять грачом, кричать кречетом, свистеть свиристелем, бликать будто гром под облаками, хорскать лебедицею, румкать кабаном, цыкать перепелкою, горланить горлицею и мявать будто катц! Тут он осип и охрип от буйного словоизвержения, но успел убедить Роберта, что истинное наречие Адама, новообретенное в ходе гибельного Потопа, сохранилось до наших дней исключительно под державой августейшего монарха Священной Империи Римской".
(Умберто Эко. "Остров накануне")

Для начала обратимся к некоторым последствиям существующей сегодня официальной языковой практики. Наиболее очевидны они в науке и образовании. Совершенно непонятно, почему дети, разговаривающие в быту по-русски, не должны уметь писать на этом языке. Но дело даже не в этом. В высшем образовании и науке такая практика имеет гораздо более серьезные последствия. Известно, что в капитало- и наукоемких отраслях в нашей стране пока существуют определенные проблемы. Будем надеяться, что когда-нибудь Украине понадобятся, скажем, мостостроители (беру этот пример наугад, возможно, в мостостроении у нас все хорошо). Для того чтобы иметь возможность использовать этих специалистов завтра, нужно каким-то образом продолжить традицию, существовавшую вчера через неблагополучное сегодня. Иначе говоря, выпускники мостостроительного института (или даже академии, не знаю, где их готовят) должны иметь работу. Если ее не будет, все загнется. Очевидно, такая работа (если в Украине ее нет) может легко найтись за границей и, скорее всего, на территории бывшего СССР. Думаю, что для этого специальная терминология и пр. должны преподаваться на двух (а лучше на трех — плюс английский) языках. Цель простая: сохранить школу — преемственность и взаимосвязь практики и теории, то, что делает специалиста специалистом, придает авторитет вузу, обеспечивает людей работой, а страну — деньгами. Утратить школу можно за год, восстанавливать нужно десятилетиями.

Двоемыслие

С украинским языком, по-моему, происходит сегодня страшная вещь: он становится языком официоза. Сужу я, разумеется, по положению в Киеве, но, скорее всего, далее на восток оно только усугубляется. Думаю, всем приходилось наблюдать ситуацию, когда официальное лицо, публично выступая на украинском, в приватной беседе переходит на русский язык. Более того, на русский переходят и тогда, когда хотят сказать что-то важное. Переход на этот язык (как правило, в частной беседе) является неким сигналом: "Я не шучу". С другой стороны, официально говорящий по-украински чиновник как бы и "не отвечает за базар". В общем, в чиновничьей среде такое "двуязычие" является важнейшей составляющей сложной системы знаков, с помощью которых общаются эти люди. Все это было бы предметом исключительно академического интереса, если бы чиновники говорили на каких-нибудь специально выдуманных языках. К сожалению, они говорят на тех же языках, что и мы, и созданная ими практика совершенно искажает самые обычные отношения. Украинский воспринимается населением как элемент "политики" — неких непонятных и раздражающих ритуалов, к которым почему-то прибегают власть имущие и состоящие при них. Поэтому обычный и совершенно не замешанный во власти человек, говорящий по-украински, часто производит совершенно неадекватное впечатление, его язык, будучи частью чуждого и враждебного властного ритуала, воспринимается не иначе как "понт". Отношение к такому персонажу будет строиться исходя из посыла "он не "держит" нас за своих". Неудивительно, что украиноязычные возмущаются такой ситуацией, я бы на их месте делал то же самое. Правда, свой совершенно справедливый гнев они обращают не по адресу, полагая, что во всем виноваты москали и их агенты. В результате появляются требования что-нибудь запретить, которые всегда исполняются с завидным усердием, круг замыкается, ситуация усугубляется.

Отмечу еще один феномен, который я для себя называю "комсомолом". Речь идет о карьеризме любыми средствами. Украинизация неоднократно использовалась для сведения счетов, неоправданного карьерного роста. Разумеется, сам язык тут ни при чем, просто совершенно очевидно, что политика, оправдывающая насилие, всегда будет привлекать самых нечистоплотных. Вокруг них появляются такие же персоны, все это начинает клубиться и змеиться вместо того, чтобы заниматься делом. Почему-то приходит на ум "национальная революция" в Германии, которая фактически была "революцией клерков", увидевших в национал-социализме возможность легкой карьеры за счет "охлократов" и "еврейской буржуазии". Мне скажут, что в украинизации нет насилия. Как по мне, запрещать детям на переменах разговаривать по-русски — обычное насилие. Да и решение самого конституционного в мире суда относительно применения государственного языка никак либеральным не назовешь.

Город и деревня

К сожалению, языковое расслоение имеет также и серьезную культурную почву. Речь идет о конфликте патриархального и городского уклада жизни, соответствующих ценностей и привычек. В русскоязычном Киеве немногие уцелевшие киевляне весьма недовольны многочисленными пришельцами из села, которые, как им кажется, разговаривают по-украински. В украиноязычном Львове аналогичное недовольство высказывается горожанами в адрес оккупантов, разговаривающих, по мнению львовян, по-русски. На самом деле, и в том, и в другом случае выходцы из села говорят на одном и том же языке — на суржике. Претензия, конечно, состоит не в том, кто как говорит, речь идет о приписываемых врагам характерных признаках. Взаимное раздражение горожан и бывших селян существовало бы в любом случае (вспомним Москву с ее "лимитой"), просто в нашем случае на это раздражение накладывается языковой признак, что придает конфликту новое качество — из реальной культурной сферы он переносится в мнимую — межэтническую и даже международную.

Тащить и не пущать

Рискну в сто двадцать пятый раз напомнить, что страны, которые мы считаем цивилизованными, и в семью которых якобы стремимся, решают языковые проблемы очень просто: есть в стране какой-то распространенный язык? — пожалуйста, будь государственным. В Финляндии, например, где проживают около 5% "шведоязычных", шведский легко и спокойно является государственным языком, и так далее, вплоть до Индии. Второй вариант — вообще не морочить себе голову этим вопросом. Так сделано в США. Заходишь в китайский квартал — все на китайском. Для своих. За его пределами те же китайцы пишут вывески на английском. Для всех. Если вы английского не понимаете и вступаете в отношения с государством, вам предоставят переводчика. И так далее. До сих пор внятного ответа на вопрос, почему в Украине не может быть нескольких государственных языков, не существует. Однако исходя из существующей практики, такой ответ может быть сформулирован просто: в Украине не должно остаться русского языка.

Причины и следствия

Такая задача может вытекать только из достаточно определенного понимания истории Украины, а именно, как государства, порабощенного Россией. Соответственно, все русское в Украине, ввиду его радикальной чуждости, должно быть уничтожено. Замечу, что такого плана, конечно, не существует, и никто не ставит таких задач перед чиновниками, большинство которых вообще являются русскоязычными. Я просто говорю о логике системы. Птицы, летящие в теплые края, не подозревают о том, что они двигаются на юг. Точно так же ведут себя и чиновники, реализующие конкретные указания. Никто ведь не определил сроков "переходного периода" и критериев "восстановления исторической справедливости", после выполнения которых можно будет и по-русски поговорить. Поэтому конечным пунктом проводимой ныне политики может быть только исчезновение всего, хотя бы отдаленно напоминающего "русское". Я не утверждаю, что к этой цели кто-то сознательно стремится, вряд ли она вообще может быть достигнута. Да, в общем, она и не должна быть достигнута, главное — процесс.

Если попытаться расставить по порядку причины и следствия, то картина, скорее всего, будет следующей. Главная причина — укорененное желание бюрократии (номенклатуры, партии власти, кланов вкупе с олигархами и т. п.) иметь какую-то идеологическую сверхзадачу, в равной степени оправдывающую пребывание у власти и позволяющую мучить невинное население. Конечно, такую идеальную сверхзадачу, как коммунизм, заменить трудно, но пришлось. Произошло следующее: инстинктивно из всех существующих в обществе мифов был выбран самый простой, конфликтный, продолжительный по времени, требующий жертв и не требующий переосмысления своего места в мире (достаточно поменять внешние "прибамбасы" старого мифа на противоположные). Таким мифом оказался, условно говоря, "национал-демократический", вернее, самая примитивная его разновидность. Осуществление такой мифологической политики подразумевает определенное понимание истории и, как следствие — определенные действия в современности. Языковые вопросы — только часть такой политики. Интересно, что зависимость практических действий государства от мифа оказалась гораздо сильнее, чем принято считать. Вспомним хотя бы непрекращающиеся с 1991 года вопли разнообразных "красных директоров" о "разорванных экономических связях с Россией" и т. п. Напомню, что до определенного момента эту публику считали чуть ли не всесильной, и те же национал-демократы (парадокс, да и только) страшно боялись их прихода к власти: дескать, объединят нас опять с Россией и все. Однако после прихода Кучмы в 1994 г. ничего такого не случилось, и предыдущая политика продолжилась в том же духе, а директора опять затянули свою старую песню. Поэтому понимание украинской политики как политики интересов было бы глубоко ошибочным. Промышленные, финансовые и прочие группировки всегда были заинтересованы в максимальном облегчении отношений с Россией, но эти отношения только осложнялись. Более того, тупое следование мифу породило внешнеполитические проблемы, вмешательство России во внутренние дела и экономические уступки РФ. Однако отказаться от мифа власти не могут. Причин тому две: первая — они просто не понимают, как можно существовать без направляющего политику мифа. Вторая — отказаться от мифа возможно, только перейдя на совершенно другую (извините) парадигму существования — демократическую. Это означает определенность, ответственность, оптимизацию власти, изменение критериев ее эффективности. Говоря другими словами, все это гарантирует радикальное обновление личного состава властного механизма, на что нынешний его состав никогда не согласится.

Конь в пальто

Одной из основ "национальности" как таковой является стремление людей самоутвердиться за счет причастности к какому-нибудь большому коллективу, желательно как можно более престижному. Таким коллективом часто является нация — "все мы", а собственно объектом причастности — общая история. Разумеется, помимо отдельности от всех остальных "не мы" должен существовать не вызывающий сомнений набор признаков, говорящих о том, кто такие эти "мы". И вот тут, в случае с господствующим ныне мифом, возникает масса проблем. Кем является сегодняшняя Украина — наследницей Сечи (пиратской республики) или власти гетманов (польской шляхты)? Если 300 лет в составе России были рабством, почему никто против него не восставал? Почему после 1917 года Украина была захвачена практически без боя, почему на ее суверенной территории свободно действовали белогвардейские армии? Что делать с историей территорий, мягко говоря, не имеющих отношения к Украине в ее мифологизированном варианте? Таких вопросов возникает масса, и в каждом из них конфликт. Самоидентифицироваться в такой ситуации — означает принять участие в конфликте, "доигрывать" вчерашнюю историю сегодня. Поскольку "разрешением" этих проблем занимается государство, решения обычно бывают наитупейшими, что только порождает новые конфликты. Можно сказать, что универсальным решением всегда является наихудшее, максимально сужающее базу этого самого национального "все мы".

Приведу литературный пример. В предисловии издателя Кэкстона (1485 г.) к классическому рыцарскому роману сэра Томаса Мелори "Смерть Артура" всячески подчеркивается, что эта книга — фактически обобщение нескольких франкоязычных источников, переведенных на английский язык. Литературоведы знают, что староанглийская литература писалась по-французски. Никому, однако, в голову не приходит считать ее французской. В то же время Гоголь, которого вообще бы не было без "украинского материала", считается иностранным писателем. И так везде.

"Мейфлауэр имени 1 декабря"

"Историзм" в идеологии и политике предполагает два варианта поведения. Первый — следование одной из возможных линий понимания истории, как правило, проложенных между историческими персонажами (мы за Ярослава, но против Святослава, за Мазепу, но против Петлюры, варианты бывают самыми невероятными), либо пытаться "наладить консенсус" в прошлом. Последнее вряд ли возможно, учитывая невероятное обилие исторических трактовок и их оппозиционность друг другу как главное условие существования. Единственной, на мой взгляд, плодотворной концепцией, способной не разрешить противоречия всех возможных трактовок истории, а сделать их ненужными, является концепция "общей лодки". Мы все волею судьбы оказались вместе: кто-то строил эту лодку, а кого-то вообще затащили в нее силой, теперь это просто не имеет значения — нам нужно плыть дальше. Такой подход не отменяет истории, он оставляет ей место ученой дискуссии во время сеанса академической (или не очень) гребли. Главными вопросами становятся совсем другие — куда плыть, кому грести и дежурить на камбузе. Отмечу, что на самом деле у жителей современной Украины куда больше общего с пилигримами, оказавшимися со своей историей на новой земле, чем с "исконными" продолжателями дела такого-то или такого-то исторического персонажа. Нужно, наконец, понять, что у нашей страны (да и у любой другой, разрушенной 70-летним коммунизмом) не может быть никакой исторической преемственности, кроме формальной преемственности СССР. В таком положении лучше считать, что мы имеем дело с новой ситуацией, с новой нацией, появляющейся на развалинах империи; это единственный подход, который нацеливает в будущее, а не топит в бесконечных "разборках" прошлого.

Как правильно измерить череп?

Одним из самых значительных парадоксов ситуации является тот факт, что языковая проблема касается не только "русских", но и украинцев. Для ее разрешения вряд ли подходят наработанные в Европе механизмы, поскольку они касаются, в основном, проблем национальных меньшинств. В данном случае речь идет не о национальном, а языковом, и не меньшинстве, а большинстве. Неважно, как именно будет выглядеть форма решения проблемы: будет введен второй государственный язык, русский станет официальным, формально ничего не изменится и т. д., важно резко сократить роль государства в этом вопросе. Если дело опять ограничится переписью тех, "кто тут по-русски разговаривает", выделением каких-нибудь квот на ТВ, радио и в школьном преподавании, потенциал конфликта только усугубится. Государство в его нынешнем качестве не в состоянии решать такие вопросы. В лучшем случае, у него выходит анекдот, как было с инструкцией по правильному написанию слова "гривна" по-русски. Не понятно, на каком основании украинское государство регулирует орфографию слова, которое уже существует в русском языке (напомню, языке "іншої держави"). Вот если бы русский был государственным языком, тогда, пожалуйста, хоть все слова в нем поменяйте, а так — извините. У государства ничего не выйдет, даже если оно завяжет себе глаза и уши и задастся целью произвести нечто прагматичное и рациональное. Вот пример такого решения. Нацсовет по телевидению и радиовещанию, очевидно, с целью заботы об отечественном производителе, принял решение о том, что если иностранный фильм дублирован студией, его демонстрирующей, то он может считаться на 30% собственной продукцией студии. Разница между дублированным и просто озвученным фильмом колоссальная: озвучивание передает только смысл текста, голос актера и его игра сохраняются, дублирование же заставляет играть вместо актера, ну а это — совершенно отдельное искусство. В 99% случаев дубляж получается отвратительным. Автор этих строк, к примеру, предпочитает фильмы, озвученные по-украински студией "1+1", потому что у них очень высокое качество перевода и ненагружающий текст, и совершенно не выносит "русскоязычных" фильмов на РТР, дублированных крайне идиотским образом (в России, видимо уже приняли аналогичную глупость). Думаю, что я не один такой. Результат решения Нацсовета легко предсказать: начни наши студии дублировать фильмы, аудитория украинских каналов упадет.

Лучшим решением был бы "уход" государства от вмешательства в языковые вопросы, что возможно только при общей демократизации гуманитарной сферы. Во Львове, скорее всего, достаточно будет и одной школы с русским языком, в Киеве же одной будет явно мало. Кто должен решать такие вопросы? Территориальные общины. Должны быть созданы школьные округа, министерство образования должно, наконец, заняться проблемами образования, а не администрированием. Университеты должны получить автономию хотя бы на уровне царской России, где, как известно, полиция не могла войти на территорию университета. Пригласили профессора читать курс на итальянском, он читает. Кто понимает итальянский — ходит на его лекции. Иначе говоря, "языковый вопрос" должен быть тем, чем и должен быть, — делом свободного выбора каждого. Мне почему-то кажется, что в этом случае украиноязычных граждан заметно бы прибавилось.

Назад в будущее
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
Обсуждали мы тут намедни, почему в Лондоне табло на перроне метро показывает сколько времени до прихода поезда, а у нас: сколько времени прошло после ухода поезда? Ведь понятно же, что пассажиру удобно и информативно видеть сколько надо ждать поезда (кроме того, в Лондоне есть развилки одной линии на несколько, поэтому табло показывает три ближайших поезда с наименованием конечной). Было выдвинуто предположение, что у нас никто не хочет брать на себя ответственность. Пообещаешь, что поезд будет через 40 секунд, а он не придет... Но, я все-таки думаю, что здесь проблема более фундаментальная. Нашему человеку вообще не положено знать, что с ним будет в ближайшее время. "Какое твое собачье дело, когда придет следующий поезд?!! Сиди и не высовывайся, когда надо будет, тогда и придет!" А вы как думаете?

Вернулся в Москву
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
Вышел сегодня утром на улицу и пошел вдоль трамвайных путей к станции метро. И вдруг вижу дивную картину: в легкой морозной дымке по рельсам идет девушка с чайником в руках. Время от времени девушка изящно наклоняется и поливает из чайника рельсы. Видно недельное пребывание в городе-герое Лондоне сказалось на моих умственных способностях, поскольку первая мысль была шизофреническая: "русские в рождество угощают рельсы чаем". Потом осознал, что девушка поливает маслом трамвайные стрелки. А что из чайника - так из чего же еще?

С наступающим!
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
Пора начинать подманивать Деда Мороза. Расставьте в укромных уголках квартиры рюмочки с водкой и блюдца с оливье...

Битва титанов
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
Утром ходил во двор гулять с собакой. Идем мы тихо, мирно, улица завалена снегом, красота! И вдруг впереди шум, противное карканье и какое-то мельтешение. Подхожу ближе и наблюдаю такую картину: высоко на дереве сидит кошка, которую как фашистские истребители атакуют две вороны. Кошка вжалась в ствол, а гадкие вороны, раз за разом заходят на несчастное животное. И вдруг снизу в ворон полетели снежки, причем с такой частотой и силой, как будто заработали наши зенитки.
Солидный мужик в дорогом пальто и костюме стоит под деревом, быстро лепит и швыряет снежки в ворон. Пальто расстегнуто, галстук съехал на бок, лицо раскраснелось, ни дать, ни взять шестиклассник на переменке выбежал на школьный двор. Снежки летят густо, но все мимо. Поэтому вороны, ловко маневрируя, продолжают атаку. И тут, наконец, снежок со смачным звуком попадает в ворону. Забыв о том, что ей положено каркать, ворона пронзительно взвыла.
- Ага! Не нравится! – торжествующе завопил мужик.
Ворона, махая подбитым крылом, ушла на свой вороний аэродром. За ней печально полетела и вторая.
Мужик удовлетворенно огляделся, сел в стоящий под деревом «лексус» и уехал.

Сейте разумное, доброе, вечное!
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
Московская знакомая прислала. Обращение к выпускникам от учителей школы, в которой учится ее дочь.

"Наши выпускники – это наши друзья, наша сила и наша опора. В последние недели к нам часто обращаются за советом – как поступать в нынешней бурной обстановке. Мы знаем, что многие из вас были 10 декабря на митинге на Болотной площади ( а некоторые даже ради этого специально прилетели из других стран). В то же время часто приходится слышать слова о том, что все действия бессмысленны, что все равно ничего в нашей стране не изменится.

Именно поэтому мы хотим сказать вам – если ничего не делать, то ничего и не изменится. Результаты выборов в Государственную Думу показали, что нас не считают за людей. Власть полагает, что мы смиримся с любым унижением и согласимся с любой фальсификацией. Если мы это стерпим, то дальше будет еще хуже.

Двадцать лет назад наши ученики отказывались эмигрировать из страны, когда их родители хотели их отсюда увезти. Сегодня наши выпускники с радостью уезжают из России, и нам больно это видеть. Не все из нас смогут прийти на митинг 24 декабря – кто-то будет учить детей. Мы абсолютно убеждены в том, что ученикам на митинги ходить не надо. А вот выпускники – это другое дело. Мы всегда старались выработать у вас активную гражданскую позицию. Для этого не обязательно было разговаривать с вами о политике. Когда мы с вами ходили в походы или ставили спектакли, путешествовали или просто разговаривали после уроков, когда мы вас учили, то всегда старались показать вам, что мы вас уважаем.

Нынешняя власть не уважает никого. Можно сказать, что от одного митинга мало что изменится, но на самом деле изменится очень многое. В нашей стране мало что меняется в частности потому, что люди не верят в возможность перемен. Когда мы говорим – «от меня ничего не зависит», или «один голос ничего не решает» или «все равно они сделают, как хотят», то именно это и происходит. Они делают, что хотят, потому что мы позволяем им это делать – оттого, что мы сосредоточились на собственной жизни, занимаемся семьей, бизнесом, развлекаемся, зарабатываем деньги. И поэтому мы живем в стране, где люди боятся заводить детей, где практически невозможно честно заниматься предпринимательской деятельностью, где очень трудно нормально учиться и
нормально жить. Давно было сказано, что каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает. Неужели мы заслужили то, что есть у нас сейчас? Даже если это так, то ситуацию всегда можно изменить. Уже сейчас заметно, как за последнюю неделю начали меняться люди – а это самое главное. Наш премьер-министр стиснув зубы уже дал несколько обещаний, о которых месяц назад даже речи не было. Он пообещал восстановить – пусть в изуродованном виде – выборы губернаторов, и даже рассмотреть прошение о помиловании Ходорковского ( если тот его напишет). Если будут проведены новые, честные выборы, то страна станет иной. Власть имущие уже боятся. Они, например, уже не смогут с таким же хладнокровием фальсифицировать результаты выборов президента. А главное, они поймут, что им не все позволено. Конечно, никто не хочет, чтобы пролилась кровь, никто не хочет, чтобы мы пошли по ливийскому пути. Именно поэтому и надо, чтобы свое мнение выразило как можно больше разумных и ответственных людей – а таких среди наших выпускников очень много. Лидеры оппозиции не могут договориться друг с другом, но чем больше разумных людей выйдет на улицу, тем стабильнее будет ситуация. Речь идет не столько о политической борьбе, сколько о нашем достоинстве".

БЕЛАЯ КОНТРЕВОЛЮЦИЯ
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
Митинг «За честные выборы», который прошел в Москве 10 декабря, собрал порядка 50-60 тысяч человек. Это мои личные впечатления, плюс опыт Майдана. Плюс нехитрая арифметика: накануне в ФБ подтвердили свое участие в митинге 30 тысяч. Но, скажем, среди моих многочисленных знакомых, пришедших на Болотную площадь, никто в ФБ не подписывался, - значит и участников больше. Но, суть, конечно, не в точном количестве, хотя еще неделю назад трудно было представить себе столь масштабную акцию оппозиции в центре Москвы, да еще по согласованию с властями.

1991-2011

Чтобы попасть на Болотную площадь со стороны Третьяковской галереи, надо было пройти через рамки металлоискателей, а потом через Лужков мост. На подходе к рамкам возникает затор, и огромная толпа продвигается вперед черепашьим шагом. На это уходит около получаса. Однако, никто не лезет вперед и не злится. Настроение у людей приподнятое, все осознают важность момента. Очень много белых ленточек, белых цветов и белых воздушных шариков – белый цвет стал символом движения «За честные выборы!» Внезапно тысячи людей, идущих на митинг, вообще останавливаются. Навстречу всеобщему движению с Лужкова моста выходят жених и невеста (по традиции молодожены вешают на мосту замок от семейного счастья, а ключ выкидывают в реку). Толпа начинает скандировать: «Горько!». Молодожены смеются и целуются, люди аплодируют. Настроение, лица и разговоры митингующих резко контрастируют с акциями в поддержку «Единой России», на которые за государственный счет свозят молодежь из Смоленской, Ярославской, Тульской областей.

- Вот, дети именно так мы и вышли в последний раз на митинг в 1991-м году! Поколение 40-50 летних мам и пап делится воспоминаниями со своими детьми. Дети с вполне понятным недоверием смотрит на родителей, которые последние 20 лет не были замечены в какой-либо революционной деятельности. Зато, у молодых ребят-москвичей теперь есть своя точка отсчета личной ответственности за судьбу страны. Впрочем, к революции никто не призывает. Наоборот, всеобщее настроение: революционные потрясения вредны. Необходимы эволюционные изменения нынешнего курса Путина, который ведет в исторический тупик. Посему именно мирный митинг участники считают своеобразным предохранителем от революции. Все с удовольствием фотографируют и сами фотографируются. Ни у кого нет булыжников, ifon и ipad – вот оружие среднего класса.
Полиции и солдат внутренних войск много, но ведут они себя абсолютно корректно. Тем не менее, в толпе все опасаются провокаций.
- А мы, на всякий случай, отдали запасной ключ соседям, - сообщает чинная пожилая семейная пара. – Вдруг нас полиция задержит и посадит в тюрьму, а дома собачка одна, вот соседи и позаботятся…
Наконец, митинг начинается. Среди выступающих Борис Немцов, депутат от Справедливой России Геннадий Гудков, писатели Борис Акунин и Дмитрий Быков, журналисты Олег Кашин и Леонид Парфенов, глава «Яблока» Сергей Митрохин… Люди слушают внимательно, но без надрыва и какой-либо истерии, этих чувств на митинге вообще не было. При этом ни один из ораторов не воспринимается собравшимися как общепризнанный политический лидер. Собственно, большинство митингующих говорят друг другу примерно то же самое, что и выступающие с трибуны.
Те, кто замерз или устал, уходят с митинга. На вопросы люди отвечают одно и тоже: - «Нам было важно выйти и продемонстрировать свою позицию по неприятию фальсификаций». Как будет развиваться ситуация дальше, никто толком не представляет.

Не оранжевая, а белая. И не революция.

Сразу о том, что, в первую очередь, интересует всех киевлян: – «Это похоже на Майдан»? Да, в главном похоже. Как и киевлян в 2004-м, москвичей в 2011-м вывело на улицы острое ощущение несправедливости. И дело тут не только в вопиющем расхождении результатов exit pool и официальных итогов парламентских выборов. Во-первых, граждан возмутила избирательная кампания «Партии жуликов и воров» (справедливости ради, некоторые до сих пор называют эту партию «Единая Россия»), выдержанная в лучших традициях совкового стиля. Во-вторых, циничная рокировка Меведев-Путин, во время объявления которой власть даже не стала делать вид, что ее интересует мнение избирателей. Сказались и накопившееся протестные настроения, наглухо закупоренные в путинской модели устройства политической жизни страны. И, наконец, многочисленные свидетельства очевидцев фальсификаций в пользу ЕР.
Разница между Майданом и сегодняшней ситуацией в РФ в том, что россиянам нет необходимости скандировать «Ющенко» ))) Главный лозунг акций протеста, прокатившихся по всей стране от Владивостока до Санкт-Петербурга - «За честные выборы!» Уникальность ситуации в том, что протестующие не высказываются в поддержку конкретной политической силы, на митинги вместе выходят беспартийные обыватели и члены «Солидарности», коммунисты и яблочники, анархисты и монархисты. До сих пор оппозиция никак не могла объединиться, какие бы форматы объединения не предлагались. На прошедших выборах в Госдуму власти удалось объединить всех, кто не согласен с политическим курсом Путина. Митинг на Болотной площади скандировал «Россия без Путина», но, главным образом «Свобода», «Нет фальсификациям», «Перевыборы»!
Разница с Майданом и в том, что, у оппозиции в РФ пока нет общепризнанного субъекта для переговоров с Кремлем. На митинге приняты 5 требований к властям. 1. Немедленно освободить всех политических заключенных. 2. Отмены итогов фальсифицированных выборов. 3. Отставка главы ЦИК Чурова и расследование всех фактов фальсификации. 4. Регистрации оппозиционных партий. 5. Проведение новых открытых и честных парламентских выборов.
Если в течение 2-х недель эти требования не будут удовлетворены, оппозиция собирается вновь вывести людей на митинг протеста. Однако, непонятно даже то, кто собственно передаст Кремлю эти требования? Какими полномочиями будет обладать переговорщик с Кремлем от имени митинга? Неслучайно Борис Акунин предложил сформировать депутацию из наиболее уважаемых общественных деятелей для переговоров с властями. Иначе, по его мнению, митинг не будет иметь никакого смысла.
В тоже время ни одна из номинально оппозиционных партий в новой Госдуме не поддерживает идею перевыборов.

На Болотную через Чистые пруды

Первый митинг против фальсификаций прошел в Москве 5 декабря на Чистых прудах. Впервые за последние 8 лет на акцию оппозиции вышли порядка 8-10 тысяч человек. Да, это был разрешенный митинг. Но, во-первых, митинг против фальсификаций выборов, а значит против власти. А в Москве всем хорошо известно, чем обычно заканчиваются такие митинги. Во-вторых, шел проливной дождь, многие митингующие, стояли по щиколотку в воде и грязи, что отнюдь не способствует увеличению численности.
Как известно, у победы много отцов, только поражение – сирота. Поэтому по горячим следам, объявилось множество претендентов на роль организаторов и вдохновителей. Равно, как и провидцев-политтехнологов, которые якобы предсказали митинг с точностью до минуты.
Так вот, к вопросу об организации. Люди, которые непосредственно занимались митингом на Чистых прудах, рассказали следующую историю. В ночь накануне еще ничего не предвещало такого размаха. Организаторы подали заявку и ожидали прихода дежурных 300 бабушек. Но, сначала один человек разместил в Facebook объявление о митинге, второй перепостил и пошло-поехало. Естественно, все это наложилось на протестные настроения москвичей. В общем, настоящим организатором митинга стал ФБ. Это не чей-то злой умысел, не чья-то злая воля. Это самоорганизация людей посредством интернета. И это новая реальность для российской власти.
Молодежь не просто вышла из социальной сети «В Контатке», она вышла на улицы и площади Москвы. Сотни молодых людей скандировали на Триумфальной площади «Путин-вор» и «Это - наш город». Не смотря, на массовые задержания на площадь выходили все новые и новые люди. Похоже, что в новом политическом сезоне стало «модно» - не бояться.
Самый популярный анекдот в Москве:
-Как сделать революцию в современной России?
- Закрыть сетевое сообщество «В Контакте». Молодым людям делать станет нечего, они выйдут на улицы и сметут режим Путина за один день.
За два дня в Москве было задержано около тысячи человек, центр города напоминал осажденную крепость: бронетранспортеры, десятки тысяч солдат внутренних войск, полиции и ОМОНа. Между тем, на федеральных телеканалах по-прежнему не было сказано ни слова об обстановке в столице страны - как будто ничего в Москве не происходит. Такое впечатление, что в Кремле смотрели эти телеканалы и искренне верили: «В Багдаде все спокойно»…
Но, уже через два дня власть была вынуждена не только разрешить митинг на Болотной, но и предпринять все меры, чтобы избежать крови. Крови боятся все, но и выполнять требования митингующих Кремль пока не собирается. ЦИК объявил окончательные итоги выборов в Госдуму, президент Дмитрий Медвдев поблагодарил Чурова за прекрасно проведенную избирательную кампанию.

Что дальше

Как и в 2004-м году во время оранжевой революции, Кремль объясняет акции протеста вмешательством Запада, деньгами США и кознями врагов России. Многие верят, но большинство уже просто смеется над этими пропагандистскими штампами. После митинга на Болотной участники заполоняют многочисленные кафе в центре Москвы. «Будем гулять на доллары, полученные от Хилари Клинтон» - шутят они. Но, и в кафе продолжаются бесконечные споры о том, как может разрешиться политический кризис. Умеренные сходятся на том, что добиться перевыборов вряд ли удастся. Большим успехом будет расследование фальсификаций и наказание виновных.
В любом случае, понятно, что политическая апатия российских граждан закончилась. Я бы осторожно предположил, что это начало процесса трансформации нынешней власти, и дай Бог, чтобы мирным путем.
Долгое время Россия жила по негласному соглашению: «Власть ворует и делает, что хочет, а населению потихоньку повышают уровень жизни». Это всех устраивало. Но, причины нынешних митингов протеста не в материальном плане (в Москве люди живут гораздо лучше, чем в провинции), а в моральном. В конце концов, Кремль абсолютно прав, когда говорит об американском следе в нынешних событиях в России. Ведь, именно американский президент Авраам Линкольн сформулировал знаменитое правило: «Можно долгое время обманывать немногих; можно недолгое время обманывать всех; но нельзя долгое время обманывать весь народ». Так, кто ж теперь Путину доктор?

Полную версию читайте завтра в журнале http://weekly.ua/

?

Log in