Страсти по Булгакову
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
В один из тех незабываемых солнечных майских дней, наполненных упоительной борьбой за социальную справедливость, в Москве по бывшей улице Горького, а ныне Тверской двигалась колонна демонстрантов. С двух сторон ее отгораживали от тротуаров цепочки милиционеров в белых форменных рубашках. В то время как конец колонны находился где-то в районе площади Пушкина, начало ее уперлось в третью цепочку милиции, перегородившую подступы к Кремлю, отчего демонстрация стала весьма похожа на сосиску из хот-дога, обложенную ломтями белого хлеба.
Возглавлял демонстрацию огромный черный кот, который стоял на задних лапах, а в передних держал древко знамени.
- С котами к президенту нельзя, - говорил знаменосцу милиционер с полковничьими погонами.
- Па-азвольте, - надменно отвечал кот, - я сам народный избранник, - и с этими словами протянул полковнику депутатскую книжечку.
Полковник, однако, книжечку смотреть не стал. То ли ему противно было брать ее из кошачьих лап, то ли он просто не умел читать, но вместо того, чтобы ознакомиться с удостоверением, он размахнулся и огрел кота резиновой дубинкой, злобно крикнув при этом: «Получай, депутатская морда!»
На морде у кота моментально образовалась страшная рана, из которой на мостовую и на выпавшее из ослабевших лап знамя хлынула благородная депутатская кровь. Тут же у кота из-за спины вывернулся какой-то хлипкий гражданин в форме национал-большевика с треснувшем пенсне на носу. В один миг, осознав произошедшую трагедию, гражданин завопил: «Убили, депутата убили!».
Толпа всколыхнулась, полковник повелительно крикнул: «Оградите власть от народа!» - и стройные шеренги ОМОНА начали теснить демонстрантов, раздавая налево и направо удары дубинками.
В этот момент черная туча накрыла Москву, сверкнула фотовспышка корреспондента CNN, и враз наступившая темнота скрыла и омоновцев, и демонстрантов, и весь город с его бульварами, храмами и торговыми ларьками.
На следующий день все столичные газеты поместили репортажи о демонстрации, снабдив их броскими заголовками. «Шабаш демократов» - сообщал один автор. «Пробуждение российского самосознания» - утверждал другой, заканчивая статью прекрасными и горькими словами: «В очередной раз пролилась невинная русская кровь молодого кота на камни древней Москвы. Угасла жизнь верного сына народа. Доколе?!»
- Доколе?! - горестно произнес кот, вопреки утверждениям газеты, живой, хотя и с перевязанной головой.
Он сидел в большой комнате пентхауса на Воробьевых горах, читая вслух наиболее понравившиеся ему места из статьи. Внимал ему никто иной, как его вчерашний сподвижник по демонстрации, правда, уже не в нацболовском мундире, а в легкомысленном клетчатом костюмчике. Кроме них в комнате находился некто третий, в строгом черном костюме, при шпаге. Однако кота он не слушал, задумчиво рассматривая причудливую игру языков пламени в камине.
- Где ж это видано: сидеть в пентхаусе?! - возможно, воскликнет какой-нибудь москвич, потомственный обитатель хрущевок. – Пентхаус – это журнал, все врут писатели!
Бог ему судья, горемыке...
- Нет, нет и еще раз нет! - решительно произнес кот, бросая газеты на пол. - Никакой свободы слова, никакого закона об информации эти глянцевые лжецы не заслуживают. Коровьев, друг мой, разве это было похоже на шабаш?
- Ни в коем разе, - живо возразил обладатель клетчатого костюма и подмигнул коту. Кот в ответ подмигнул Коровьеву и лихо закрутил усы. Видимо, обоих собеседников связывали какие-то общие, одним им известные, но, несомненно, приятные воспоминания о шабаше.
- И потом, - продолжил Коровьев, - я не вполне уверен: можно ли считать пролитую тобой кровь русской.
- А какой же? - обиделся кот, - жидомасонской что ли? Моя прабабка зналась с любимым котом великой Екатерины. Если бы ты знал, как иногда причудливо тасуется колода карт. Именно поэтому я воспринял так близко к сердцу идеи социальной справедливости. Не сомневаюсь, что моя кровь, обагрившая знамя, найдет отклик в сердцах людей. А вы как думаете, мессир? - обратился он к сидящему у камина.
- В сердцах людей - возможно, - отрывая взгляд от камина, произнес тот, кого кот именовал мессиром. - Люди как люди, и милосердие иногда стучится в их сердца. Национальный вопрос их только испортил. Каков будет этот отклик, вот в чем вопрос? Ведь даже кровь, пролитая на горе Голгофе, нашла весьма своеобразный отклик. Кстати, этот... как его…
- Полковник, - почтительно подсказал Коровьев.
- Да, полковник. Он очень напомнил мне одного прокуратора, когда тот усмирял взбунтовавшихся рабов Рима. «Хлеба и зрелищ!», - вопили эти несчастные, и тогда прокуратор крикнул страшным хриплым голосом: «Руби их!» - и когорты легионеров двинулись стройными сомкнутыми рядами, опуская мечи на головы восставших, и кровь полилась на камни древнего Рима... А потом пришли варвары и великий Рим пал.
- Неужто пророчество неверно и Третий Рим тоже падет? - обеспокоился Коровьев.
Но мессир молчал, и только потрескивание горящих дров в камине нарушало тишину в комнате.
(Дмитрий Скрябин)

Планерка (фельетон)
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
В отделе «Самых честных новостей» одной весьма крупной российской телевизионной компании царило уныние. Уже тридцать минут шла планерка, но никаких идей для вечернего выпуска новостей по-прежнему не было. И белый листок на столе перед секретаршей Людочкой украшали не строгие пункты «главная новость», «нам сообщают», - а цветочки. Цветочки Людочка от скуки неумело рисовала карандашом, потом стирала резинкой, а потом опять рисовала.
- А давайте скажем, что в Крыму идет битва землян с пришельцами из Космоса! - от ощущения полнейшей безнадеги предложил заместитель главного редактора.
Главный редактор посмотрел на зама с изумлением: - Сказать-то мы можем все, что угодно, а где мы картинку возьмем?
- Картинку подложим из какого-нибудь фантастического фильма.
- Ну, допустим. А что мы будем отвечать, когда нас спросят, откуда взялись эти инопланетяне?
- А мы скажем, что любой может пойти в магазин и купить костюм инопланетянина, - выпалил зам.
Над столом повисла гробовая тишина, а главный редактор покрутил пальцем у виска: - Ты этого не говорил, мы этого не слышали!
- А давайте скажем, что на майдане фашисты, фашисты, фашисты, у-у-у! - Людочка попыталась состроить страшную физиономию, но вышло так уморительно, что все поневоле заулыбались.
- Спасибо, солнышко, - поблагодарил главный, - но мы уже сто раз говорили, что там фашисты.
- А давайте скажем, что там израильские фашисты, - не унималась Людочка.
- Израильских фашистов не бывает, - терпеливо объяснил главный редактор.
- Так ведь и фашистов на Майдане не бывает, - флегматично произнес его заместитель, - но ведь телезрители верят.
- А что, а ведь это идея, - воспрял главный, - и ведь такого еще нигде не было! Ай, да Людочка! Так, израильские фашисты на Майдане! Что они там делают? Думаем, думаем!
Сотрудники отдела честных новостей оживились и посыпались предложения.
- Размахивают израильским флагом!
- Банально!
- Танцуют еврейские танцы!
- Слишком весело!
- Они стреляют в «Беркут»!
- Эва, проснулся, «Беркут» уже давно сбежал с Майдана.
- Едят кошек и собак!
- О! В этом что-то есть! Только не кошек и собак, не кошек и собак, а… а… а пьют кровь русскоязычных младенцев! – Главный редактор довольно потер руки и подытожил - Людочка, записывай, главная новость вечернего выпуска: «Израильские фашисты на Майдане пьют кровь русскоязычных младенцев». Пусть все это проговорит наш корреспондент в Киеве на фоне баррикад и чтоб побольше трагизма в голосе! Потом сразу покажите какую-нибудь фотографию израильских военных с довольными лицами, таких фотографий полно в интернете. Еще в интернете посмотрите информацию по делу Бейлиса и так аккуратненько сделайте подводку: мол, это уже не первый случай, и в дореволюционной России уже были прецеденты…
- Я знаю, - радостно перебила главного Людочка, - Бейлис – это ликер, мне очень нравится!
- Бейлис - это не только ликер, - печально произнес видеоинженер, немолодой уже мужчина с лицом сильно пьющего человека. – Был еще такой приказчик. Но ведь его же кажется в итоге оправдали?
- Я же говорю аккуратненько, не надо про то, что оправдали, всему вас учить… Надо акцент сделать на том, что это не первый случай, и обязательно дать красивую картинку храма Спаса-на-крови, тем самым, как бы подтвердить нашу новость.
- Петербуржцы не поверят, - вяло возразил видеоинженер.
- Среди жителей Санкт-Петербурга петербуржцев уже кот наплакал, - назидательно сказал главный редактор. – А тем, кто не поверит, все равно никто не поверит, - и он громко захохотал над собственным каламбуром.
К главному присоединились все сотрудники: - Ха, ха, ха! А тем, кто не поверит, все равно никто не поверит. Хи, хи, хи!
Главный самодовольно подождал, пока все отсмеются, а потом сделал рукой неуловимое движение – так дирижер в начале исполнения музыкального исполнения дает сигнал музыканта к вниманию.
- Итак, главная новость есть, а в рубрике «нам сообщают» мы сообщим - главный редактор сделал паузу, - сообщим, что Виктор Янукович по-прежнему легитимный президент Украины…
Громовой хохот не дал ему закончить. На шум сбежались сотрудники из других отделов и с изумлением уставились на коллег: заместитель главного истерически рыдал в ладони, видеоинженер от смеха сполз со стула на пол, а Людочка махала руками и тоненько взвизгивала: - Ой, не могу! Нам сообщают, что Виктор Янукович по-прежнему легитимный президент Украины… ой, держите меня, по-прежнему легитимный…
******
После просмотра вечерних новостей многочисленные российские телезрители бросились звонить своим не менее многочисленным родственникам и знакомым в Украине.
- Как же вы докатились до такой жизни?! – возмущались они. – Израильские фашисты пьют в Киеве кровь русскоязычных младенцев. Вот этого, мы вам точно никогда не простим!
Возмущение их было так велико, что не в силах дальше разговаривать, они бросали телефонную трубку. И только спустя несколько часов, слегка успокоившись, вновь набирали украинские телефонные номера и сурово говорили: - Совсем забыли вам сообщить, что Виктор Янукович по-прежнему легитимный президент Украины!

Открытое письмо Золотореву В.Е. (письмо ученому соседу)
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
Дорогой друг!
Владимир… (забыл как по батюшке, извените великодушно!) Извените и простите меня старого комментатора и нелепого обитателя глубин интернетовских за то, что осмеливаюсь Вас беспокоить своим жалким виртуальным лепетом. Вот уж несколько лет прошло, как Вы изволили согласиться и зачислить меня, мелкого копипастера, аватаришку жалкую, в свои друзья на http://www.facebook.com/ (или как выражаемся мы - интеллектуалы - на ФБ). Позвольте ж, драгоценный друг, хотя посредством сей старческой кириллицы пожать виртуально Вашу ученую руку.
Давно искал я случая пообщаться с Вами, жаждал, потому что интернет в некотором роде мать наша родная, все одно как и игра цивилизацыя, и потому что сердечно уважаю тех людей, посты которых увенчаны ореолом популярной славы, лайками, комментами, и даже страшно сказать, платным рекламными объявлениями. А рейтинг Ваш гремит как гром и молния по всем частям вселенного мира сего видимого (то есть оффлайнового, то бишь печатного) и невидимого (то есть онлайнового, то бишь непечатного). Я пламенно люблю политологов, политтехнологов, аналитиков, консультантов, проектировщиков будущего и других провидцев, к которым Вы себя не причисляете через свою скромность, но к которым без сомнения относитесь через умные факты и отрасли наук, т. е. продукты и плоды.
Говорят, что вы много статей напечатали при помощи Вашей любознательной мысли и драйвера клавиатуры. Недавно на мою жалкую страницу на http://www.facebook.com/ (или как выражаемся мы - интеллектуалы - на ФБ) заходил друг мой Герасимов и со свойственным ему фанатизмом бранил и банил Ваши мысли и идеи касательно человеческой природы и государства, восставал, горячился против Ваших язвительных статусов и комментов.
Я не согласен с Герасимовым касательно Ваших умственных идей, потому что живу и питаюсь не одним только телевидением, которое провидение дало роду человеческому для всестороннего информирования, развития и нравственного самосовершенствования путем просмотра новостей и разных ток-шоу. Но все-таки простите меня, батюшка, копипастера еле видимого, если я осмелюсь опровергнуть по-дружески некоторые Ваши идеи касательно естества государства.
Герасимов сообщил мне, что будто Вы сочинили сочинение, в котором изволили изложить не весьма существенные идеи на щот людей, налогов и государства. Вы изволили сочинить, что государство обречено. И, дескать, лучше его мирно демонтировать, чем ждать, пока оно упадет нам на голову. Простите меня старичка, но я с Вами касательно этого важного пункта не согласен и могу Вам не один коммент поставить. Ибо, если бы не было у нас государства, то человек, властитель мира, умнейшее из дыхательных существ, стал бы похож на глупую и невежественную обезьяну, у него был бы хвост и дикий голос. Если бы не было государства, то нас теперь водили бы по городам Цыганы на показ, и мы платили бы деньги за показ друг друга, танцуя по приказу Цыгана или сидя за решеткой в зверинце.
Если у нас нет государства, то стало быть нет ни премьер-министра Николая Яновича Азарова, ни, даже страшно подумать, президента Виктора Федоровича Януковича! А такого не может быть никогда!
Далее. Если бы мы не платили налоги, разве была бы у нас медицина? Заболел человек и делай что хош, раз нет медицины. Оно положим, и сейчас больной что хочет, то и делает, но только после визита к врачу! Если бы мы не платили налоги, разве была бы у нас милиция? Кто хочет, тот того и грабит! Или и того хуже, кто хочет, тот того и насилует! Оно положим, и сейчас бывает, что грабят и насилуют, но никто хочет, а кому положено. Если бы мы не платили налогов, не было бы у нас ни школ, ни институтов, ни магазинов. Одни бы только частные такси всюду ездили и пиво в ларьках продавали. Если бы мы не платили налогов, то у нас не было бы у нас и армии. А без армии нас бы давно завоевали американцы, или там какие-нибудь татаро-монголы. Одного не пойму, как Вы, бывший офицер, этого простого факта своим офицерским умом понять не можете?
Извените меня за то, что тролю Ваши ученые дела, но у Вас, батенька нащот налогов в голове каша, а у нас полная ясность! Не могу умолчать и не терплю, когда политтехнолги неправильно мыслят в уме своем и неправильно конструируют будущее.
Вы неправильно мыслите о государстве, что оно, дескать, упадет нам на голову. Государство не яблоко, не груша и не ракета-носитель «Протон-М», чтобы нам на голову падать. Не смейтесь над стариком за то, что так глупо пишу. Но, если бы государство могло упасть нам на голову, то в 1991 году (от рождества Христова), когда рухнул Советский Союз, все наши люди должны были по Вашему рассуждению ходить в строительных касках, чтобы уберечь свою голову. Но всем доподлинно известно, что никто (кроме строителей) в касках не ходил! Я уж не говорю о том, что на всех просто не хватило бы строительных касок.
Чтобы упасть, государство должно было сначала куда-нибудь залезть, хотя бы на дерево! Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Пусть даже Вы выразились и метафорически в полемическом задоре, я также метафорически вам возражаю: где это Вы видели, чтобы государственные люди, врачи, милиционеры, военные, чиновники, Николай Янович Азаров или Виктор Федорович Янукович лезли на дерево?
Может это Вы сами с дубу рухнули? Извините меня дурмана ядовитого, что так глупо съострил! Ужасно я предан науке! Всякое открытие терзает меня, как блогер Александр Чаленко терзает читателей. Хотя и я блогер, а все же таки гастарбайтер старый занимаюсь наукой и открытиями, которые собственными руками произвожу и наполняю свой жесткий диск мыслями в Word.
Вот что мой журналистский ум открыл. Я открыл, что надобно Украине и России вновь в одно государство объединиться. Тогда Нафтогазу Украины не надо будет возвращать Газпрому долг в размере 5,15 миллиардов долларов США. А эти 5,15 миллиардов долларов США можно будет пустить на нужды простых людей. Я вот лично ни капельки не сомневаюсь, что так и будет сделано, а Вы? Потом я открыл еще, что в случае объединения Украины и России можно ликвидировать границу между двумя странами и уволить пограничников и таможенников. Все эти бывшие пограничники и таможенники станут учителями, врачами, хлеборобами, животноводами, отчего процветание и богатство народа безмерно возрастут. Много я сделал открытий и кроме этого, хотя и не имею аттестатов и свидетельств.
Приежжайте ко мне дорогой друг, ей-богу. Откроем что-нибудь вместе, помузицируем. Вы мне на гитаре сыграете, а я Вам спою. Я недавно читал у одного перуанского ученого, что общий налог с продаж в равной степени затрагивает и легальный и теневой сектора. И насщот этого мы поговорим. Приежжайте, сделайте милость. Приежжайте хоть завтра, например. Мы теперь вино французское пьем, но для Вас будим готовить компоты.
Это письмо должен Вам доставить Марк Цукерберг ровно в 12 часов дня. Если же привезет его пожже, то побейте его по щекам, по профессорски, нечего с этим племенем церемонится. Если доставит пожже, то значит в кабак анафема заходил.
Остаюсь уважающий Вас Войска Донского отставной блогер, ваш друг, известный под ником Василий Семи-Булатов.

Послесловие ко Дню независимости США
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
(Антиутопия для патриотов младшего школьного возраста)

Уже не первый год мы наблюдаем титанические усилия российских патриотов, занятых разоблачением американского заговора против России. Со временем они научились безошибочно определять любые проявления этого заговора, какие бы причудливые формы он не принимал. Однако Москве так и не удалось восстановить паритет в отношениях с США. Поэтому предлагаю братскую, бескорыстную помощь, так сказать, от нашего политтехнологического стола – вашему.
Итак, прежде всего, необходимо подвергнуть научной ревизии сам факт существования США. Как известно, война за независимость Североамериканских штатов началась после Бостонского чаепития, которое привело к так называемой «чайной революции». Понятно, что сама война за независимость велась в абсолютно не правовом поле. Чтобы убедиться в этом, любому непредубежденному и пытливому исследователю достаточно уровня знания английского языка «со словарем» - в английском законодательстве 18 века не было ни одного закона, позволяющего британским колониям бороться против метрополии с оружием в руках.
Далее, возьмем самое известное положение из американской Декларации о независимости: «Все люди сотворены равными, наделены неотъемлемыми правами: жизнь, свобода, стремление к счастью». Ведь это прямо противоречит общемировой политической практике – вере в божественное происхождение королевской власти.
Таким образом, если мы хотим действовать в правовом поле, то Декларация о независимости должна быть отменена. Вне всяких сомнений и Конституция США, и тем более поправки в нее, были приняты под давлением улицы.
Должна ли Англия мириться с тем фактом, что в результате провозглашения США были нарушены права англоязычного населения британских колоний на североамериканском континенте? Ни, в коем случае. Ведь были разорваны не только экономические, исторические, но и духовные родственные связи между метрополией и колонией. Девиз «Шекспир – это наше все» одинаково дорог всем истинным англоязычным патриотам по обе стороны Атлантики!
Сейчас, когда «чайная чума» докатилась до Москвы, настоящие российские патриоты должны протянуть англичанам топор войны и зарыть руку помощи, чтобы заняться своим любимым делом: восстановлением исторической справедливости.

1. В противовес американской геополитической концепции Бжезинского «Великая шахматная доска» выдвинуть концепцию - «Великий доминошный стол».

2. Запретить чаепитие во всех субъектах РФ и Англии, как чуждый обычай, навязанный двум братским народам под тлетворным влиянием Запада.

3. Компетентным органам проверить возможную причастность Бориса Березовского к финансированию Бостонского чаепития.

4. Арестовать и сослать в Сибирь Сильвестра Сталлоне, Брюса Уиллиса и Стивена Сигала - лиц, которые могут в одиночку перебить любой иностранный (хоть ограниченный, хоть неограниченный) воинский контингент, введенный в США для поддержания порядка и законности.

6. Принять закон о включении в состав РФ Аляски. Не дожидаясь принятия этого закона, немедленно выдать всем жителям Аляски российские паспорта.

7. Провести «Год НХЛ в России». Предложить американскому и кандскому правительству присоединиться к договору о создании Таможенного союза для того, чтобы в дальнейшем проводить в рамках ТС единый хоккейный чемпионат.

8. Збигнева Бжезинского отправить на перевоспитание и принудительные геополитические работы в Фонд эффективной политики Глеба Павловского.

9. Авианосцы США продать Китаю на металлолом, а все вырученные деньги пустить на Сочинскую олимпиаду, Все равно не хватит, но то такое….

10. Морскую пехоту США навечно оставить без моря в пустынях Ирака.

11. В качестве политтехнологической заманухи разрешить англичанам считать Гринвичский меридиан эталоном вертикали власти.

12. Разделить зоны влияния в мире между РФ и Великобританией. За Великобританией закрепить титул «Царицы морей и подводного царства», за Россией – «Хозяйки медной горы, прокуратуры и налоговой инспекции».

13. В благодарность за бескорыстную, братскую помощь Англия должна выйти из НАТО. Если не согласится, перекрыть ей вентиль и отключить от Гольфстрима.

14. И, наконец, закрыть в Лондоне все грузинские рестораны. А просто так, чтобы сделать Грузии еще какую-нибудь пакость.

Письмо олигарху - 2
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
Здравствуйте, уважаемый Михаил Борисович! По сложившейся недоброй традиции (http://dima-skryabin.livejournal.com/7682.html) опять пишу вам письмо в тюрьму. Прошло три года, вы все еще на зоне, а я опять поздравляю вас с Днем рождения!
С другой стороны, если бы вы были обычным российским олигархом, мне бы и в голову не пришло вас поздравлять. Какой-то дурной парадокс. Вы – некогда самый богатый человек России – празднуете свой 50-летний юбилей в колонии. А я, который в 90-е годы стрелял 10 баксов до зарплаты, отпраздновал свое 50-летие в городе-герое Флоренции. Нужно признать, что все больше и больше так называемых «простых россиян» ездят на отдых в Турцию и Египет, а «непростые россияне» катаются в Испанию, Италию, и даже во Францию.
Я тут почитал интернет – приличные люди называют вас узником совести, борцом за свободу и нравственным авторитетом. Проблема только в том, что все больше приличных людей уезжает из России. Из недавних примеров – известный экономист, ректор РЭШ Сергей Гуриев и чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров. Они не захотели садиться в тюрьму или даже просто стать невыездными.
Конечно, в России что-то сдвинулось за прошедшие три года. Сотни тысяч людей выходили на оппозиционные митинги протеста в Москве. Среди требований митингов было и требование «Свободу политзаключенным»! Одно время казалось, что власть пойдет на диалог с обществом. Но, потом были приняты такие специальные законы, которые в народе метко назвали «больше трех не собираться». И сейчас вас могут арестовать просто за то, что вы выйдете на Красную площадь с белой ленточкой. Михаил Борисович, когда больше 10 лет назад (еще да вашего ареста) вы создали проект «Открытая Россия», вы могли себе такое представить?
На всех центральных российских телеканалах вас по-прежнему обвиняют во всех смертных грехах. Правда, обвиняет всякая шушера, вроде Дмитрия Киселева или Михаила Леонтьева. Но, напрашивается печальный вывод: власть вас боится. Хотя как можно вас бояться - я не понимаю. Ведь на стороне власти армия (около миллиона человек), полиция (больше миллиона), еще всякие другие спецслужбы. А еще Владимир Путин по-прежнему самый популярный политик в России, и 45% россиян готовы поддержать его кандидатуру и на следующих президентских выборах. Это значит, еще 12 лет он будет возглавлять страну.
Но, мы отвлеклись, по случаю вашего 50-летия не грех и выпить за здоровье именинника. Ума, смелости, выдержки и характера вам не занимать, поэтому пожелаю только одного – поскорее выйти на свободу. Вас ждут и ваши родители, и жена, и дети, и внуки. Тут на днях российские власти заговорили о возможной амнистии для дагестанских боевиков, может и вас амнистируют? Или хотя бы не припаяют еще один срок…
Михаил Борисович, я тут вчера сходил на спектакль театра «У Никитских ворот». Спектакль называется «Песни нашего двора». И действительно, во дворе театра поставлены скамейки, артисты поют популярные дворовые песни предвоенных и послевоенных лет, публика подпевает, атмосфера неформальная и задушевная. Звучали «Постой паровоз», «В этом доме большом», «Нинка», «Журавли»… И вот песня «Фонарики». Ну, вы помните: «Когда фонарики качаются ночные, И вам на улицу опасно выходить, Я из пивной иду, я никого не жду, Я никого уж не сумею полюбить». А когда дошли до припева, весь зрительный зал грянул в едином порыве: «Сижу на нарах, как король на именинах, И пайку серого мечтаю получить!»....
К моему удивлению, слова знают и старые, и пожилые, и молодые. В общем, Михаил Борисович, в России по-прежнему живут по главному российскому закону: «От сумы и тюрьмы не зарекайся».
Правда, некоторые оптимисты утверждают, что ночь темней всего перед рассветом.

Умер Борис Березовский
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
Умер Борис Березовский. Умер в Лондоне в изгнании, хотя в конце 90-х казалось, что этот энергичный человек вполне впишется в постельцинские реалии. Я видел его на церемонии инаугурации Леонида Кучмы на второй президентский срок. Владимир Путин тогда был премьер-министром и его приезд не вызвал того журналистского ажиотажа, которым был окружен приезд Березовского. Как только Борис Абрамович вошел в вестибюль Дворца Украины он попал в тройное кольцо журналистов. Первый круг - абхазские тележурналисты, которых интересовали перспективы независимости Абхазии. (Для справки: Березовский тогда был не просто зам секретаря Совбеза РФ, считалось, что именно он контролирует проходимость кремлевских коридоров). Второй круг - остальные тележурналисты, которые хотели услышать мнение Березовского по другим вопросам. Ну, и, наконец, третий круг журналисты печатных СМИ. И вот тут я стал свидетелем чуда. Ответив на вопрос абхазских тележурналистов, Борис Абрамович выскользнул из тройного окружения и бочком засеменил к входу в зал для ВИПов. Мы кинулись за ним. И хотя он явно семенил, а мы явно бежали, он непостижимым образом ускользнул. Сегодня Березовский "ускользнул" от всех - журналистов, немногочисленных политических соратников и многочисленных политических противников, верных друзей по еще советскому Институту проблем управления. Мне очень хотелось поговорить с ним по двум причинам. Во-первых, я закончил кафедру Теоретической кибернетики Киевского университета, а Березовский защитил докторскую диссертацию "Разработка теоретических основ алгоритмизации принятия предпроектных решений и их применения" по специальности «Техническая кибернетика и теория информации". Во-вторых, Березовский говорил о том, что вложил $50 миллионов в оранжевую революцию, и считает этот своей самой удачной инвестицией. Мне как активному и информированному участнику тех событий очень хотелось лично возразить Борису Абрамовичу. Судя по всему, все его деньги были успешно освоены (украдены) штабом Ющенко. А оранжевую революцию бесплатно делали люди, незнакомые ни с Березовским, ни со штабом Ющенко. Но не случилось, и теперь уже никогда не случится... Следуя традиции, Пусть земля будет пухом...

Из воспоминаний Одоевцевой "На берегах Невы"
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
Зачем надо читать мемуары? Ну, например, затем, чтобы почувствовать себя студентом Гумилева.
"Первая лекция Гумилева в Тенишевском Училище была назначена в пять. Но я пришла уже за час, занять место поближе.
Зал понемногу наполняется разношерстной толпой. Состав аудитории первых лекций был совсем иной, чем впоследствии. Преобладали слушатели почтенного и даже чрезвычайно почтенного возраста. Какие-то дамы, какие-то бородатые интеллигенты, вперемежку с пролетариями в красных галстуках. Все они вскоре же отпали и не получив, должно быть, в «Живом Слове» того, что искали — перешли на другие курсы.
Курсов в те времена было великое множество — от переплетных и куроводства до изучения египетских и санскритских надписей. Учиться — и даром — можно было всему, что только пожелаешь.
Пробило пять часов. Потом четверть и половина шестого. Аудитория начала проявлять несомненные «признаки нетерпения» — кашлять и стучать ногами.
Всеволодский уже два раза выскакивал на эстраду объявлять, что лекция состоится, непременно состоится — Николай Степанович Гумилев уже вышел из дома и сейчас, сейчас будет. Не расходитесь! Здесь вы сидите в тепле. Здесь светло и тепло. И уютно. А на улице холод и ветер и дождь. Черт знает, что творится на улице. И дома ведь у вас тоже нетоплено и нет света. Одни коптилки, — убедительно уговаривал он. — Не расходитесь!
Но публика, не внимая его уговорам, начала понемногу расходиться. Моя соседка слева, нервная дама с вздрагивающим на носу пенсне, шумно покинула зал, насмешливо кинув мне: — А вы что, остаетесь? Перезимовать здесь намерены?
Мой сосед слева, студент, резонно отвечает ей:
— Столько уже ждали, можем и еще подождать. Тем более, что торопиться абсолютно некуда. Мне по крайней мере.
— И мне, — как эхо вторю я.
Я, действительно, готова ждать хоть до утра.
Всеволодский, надрываясь, старается удержать слушателей.
— Николай Степанович сейчас явится! Вы пожалеете, если не услышите его первую лекцию. Честное слово…
Не знаю, как другие, но я несомненно очень жалела бы, если бы не услышала первой лекции Гумилева.
— Он сейчас явится!..
И Гумилев, действительно, явился.
Именно «явился», а не пришел. Это было странное явление. В нем было что-то театральное, даже что-то оккультное. Или, вернее, это было явление существа с другой планеты. И это все почувствовали — удивленный шепот прокатился по рядам.
И смолк.
На эстраде, выскользнув из боковой дверцы, стоял Гумилев. Высокий, узкоплечий, в оленьей дохе, с белым рисунком по подолу, колыхавшейся вокруг его длинных худых ног. Ушастая оленья шапка и пестрый африканский портфель придавали ему еще более необыкновенный вид.
Он стоял неподвижно, глядя прямо перед собой. С минуту? Может быть больше, может быть меньше. Но, мне показалось — долго. Мучительно долго. Потом двинулся к лекторскому столику у самой рампы, сел, аккуратно положил на стол свой пестрый портфель, и только тогда обеими руками снял с головы — как митру — свою оленью ушастую шапку и водрузил ее на портфель.
Все это он проделал медленно, очень медленно, с явным расчетом на эффект.
— Господа, — начал он гулким, уходящим в небо голосом — я предполагаю, что большинство из вас поэты. Или, вернее, считают себя поэтами. Но я боюсь, что прослушав мою лекцию, вы сильно поколеблетесь в этой своей уверенности.
Поэзия совсем не то, что вы думаете, и то, что вы пишете и считаете стихами, вряд ли имеет к ней хоть отдаленное отношение.
Поэзия такая же наука, как, скажем, математика. Не только нельзя (за редчайшим исключением гениев, которые, конечно, не в счет) стать поэтом, не изучив ее, но нельзя даже быть понимающим читателем, умеющим ценить стихи.
Гумилев говорит торжественно, плавно и безапелляционно. Я с недоверием и недоумением слушаю и смотрю на него.
Так вот он какой. А я и не знала, что поэт может быть так не похож на поэта. Блок — его портрет висит в моей комнате, — такой, каким и должен быть поэт. И Лермонтов и Ахматова…
Я по наивности думала, что поэта всегда можно узнать.
Я растерянно гляжу на Гумилева.
Острое разочарование — Гумилев первый поэт, первый живой поэт, которого и вижу и слышу и до чего же он непохож на поэта!
Впрочем слышу я его плохо. Я сижу в каком-то бессмысленном оцепенении. Я вижу, но не слышу. Вернее слышу, но не понимаю.
Мне трудно сосредоточиться на сложной теории поэзии, развиваемой Гумилевым. Слова скользят мимо моего сознания, разбиваются на звуки —
И не значат ничего…
Так вот он какой, Гумилев! Трудно представить себе более некрасивого, более особенного человека. Все в нем особенное и особенно некрасивое. Продолговатая, словно вытянутая вверх голова, с непомерно высоким плоским лбом. Волосы стриженные под машинку неопределенного цвета. Жидкие, будто молью траченные брови. Под тяжелыми веками совершенно плоские глаза.
Пепельно-серый цвет лица. Узкие бледные губы. Улыбается он тоже совсем особенно. В улыбке его что-то жалкое и в то же время лукавое. Что-то азиатское. От «идола металлического», с которым он сравнивал себя в стихах:
Я злюсь как идол металлический
Среди фарфоровых игрушек.
Но улыбку его я увидела гораздо позже. В тот день он ни разу не улыбнулся.
Хотя на «идола металлического» он все же и сейчас похож… Он сидит чересчур прямо, высоко подняв голову. Узкие руки, с длинными ровными пальцами, похожими на бамбуковые палочки, скрещены на столе. Одна нога заброшена на другую. Он сохраняет полную неподвиж-ность. Он, кажется, даже не мигает. Только бледные губы шевелятся на его застывшем лице.
И вдруг он резко меняет позу. Вытягивает левую ногу вперед. Прямо на слушателей.
— Что это он свою дырявую подметку нам в нос тычет? Безобразие! — шепчет мой сосед-студент.
Я шикаю на него.
Но подметка действительно дырявая. Дырка не по середине, а с краю. И пол каблука сбито, как ножом срезано. Значит у Гумилева неправильная, косолапая походка. И это тоже совсем не идет поэту.
Он продолжает торжественно и многословно говорить. Я продолжаю, не отрываясь, смотреть на него.
И мне понемногу начинает казаться, что его косые, плоские глаза светятся особенным таинственным светом.
Я понимаю, что это о нем, конечно, о нем, Ахматова писала:
И загадочных, темных ликов
На меня поглядели очи…
Ведь она была его женой. Она была влюблена в него.
И вот уже я вижу совсем другого Гумилева. Пусть некрасивого, но очаровательного. У него, действительно, иконописное лицо — плоское, как на старинных иконах, и такой же двоящийся, загадочный взгляд. Раз он был мужем Ахматовой, он может быть все-таки «похож на поэта»? Только я сразу не умею разглядеть.
Гумилев кончил. Он, подняв голову, выжидательно оглядывает аудиторию.
— Ждет, чтоб ему аплодировали, — шепчет мой сосед-студент.
— Может быть, кому-нибудь угодно задать мне вопрос? — снова раздается гулкий, торжественный голос.
В ответ молчание. Долгодлящееся молчание. Ясно — спрашивать не о чем.
И вдруг из задних рядов звенящий, насмешливо-дерзкий вопрос:
— А где всю эту премудрость можно прочесть?
Гумилев опускает тяжелые веки и задумывается, затем, будто всесторонне обдумав ответ, важно произносит:
— Прочесть этой «премудрости» нигде нельзя. Но чтобы подготовиться к пониманию этой, как вы изволите выражаться, премудрости, советую вам прочесть одиннадцать томов Натурфилософии Кара.
Мой сосед-студент возмущенно фыркает.
— Натурфилософия-то тут при чем?
Но ответ Гумилева явно произвел желаемое впечатление. Никто больше не осмелился задать вопрос.
Гумилев, выждав немного, молча встает и стоя лицом к зрителям, обеими руками возлагает себе на голову, как митру или корону, свою оленью шапку. Потом поворачивается и медленно берет со стола свой пестрый, африканский портфель и медленно шествует к боковой дверце.
Теперь я вижу, что походка у него действительно косолапая, но это не мешает ее торжественности.
— Шут гороховый! Фигляр цирковой! — возмущаются за мной. — Самоедом вырядился и ломается!
— Какая наглость, какое неуважение к слушателям! Ни один профессор не позволил бы себе… — негодует мой сосед-студент.
— Я чувствую себя лично оскорбленной — клокочет седая дама. — Как он смеет? Кто он такой, подумаешь!
— Тоже африканский охотник выискался. Все врет, должно быть. Он с виду вылитый консисторский чиновник и в Африке не бывал… Брехня!
Это последнее, что доносится до меня. Я бегу против ветра только бы не слышать отвратительных, возмущенных голосов, осуждающих поэта. Я не с ними, я с ним, даже если он и не такой, как я ждала…
Много месяцев спустя, когда я уже стала «Одоевцева, моя ученица», как Гумилев с гордостью называл меня, он со смехом признался мне, каким страданием была для него эта первая в его жизни, злосчастная лекция.
— Что это было! Ах, Господи, что это было! Луначарский предложил мне читать курс поэзии и вести практические занятия в «Живом Слове». Я сейчас же с радостью согласился. Еще бы! Исполнилась моя давнишняя мечта — формировать не только настоящих читателей, но, может быть, даже и настоящих поэтов. Я вернулся в самом счастливом настроении. Ночью, проснувшись, я вдруг увидел себя на эстраде — все эти глядящие на меня глаза, все эти слушающие меня уши — и похолодел от страха. Трудно поверить, а правда. Так до утра и не заснул.
С этой ночи меня стала мучить бессонница. Если бы вы только знали, что я перенес! Я был готов бежать к Луначарскому отказаться, объяснить, что ошибся, не могу… Но гордость удерживала. За неделю до лекции я перестал есть. Я репетировал перед зеркалом свою лекцию. Я ее выучил наизусть.
В последние дни я молился, чтобы заболеть, сломать ногу, чтобы сгорело Тенишевское Училище, — все, все, что угодно, лишь бы избавиться от этого кошмара.
Я вышел из дома, как идут на казнь. Но войти в подъезд Тенишевского Училища я не мог решиться. Все ходил взад и вперед с сознанием, что гибну. Оттого так и опоздал.
На эстраде я от страха ничего не видел и не понимал. Я боялся споткнуться, упасть или сесть мимо стула на пол. То-то была бы картина!
Я принес с собой лекцию и хотел читать ее по рукописи. Но от растерянности положил шапку на портфель, а снять ее и переложить на другое место у меня уже не хватило сил.
О, Господи, что это был за ужас! Когда я заговорил, стало немного легче. Память не подвела меня. Но тут вдруг запрыгало проклятое колено. Да как! Все сильнее и сильнее. Пришлось, чтобы не дрыгало, вытянуть ногу вперед. А подметка у меня дырявая. Ужас!
Не знаю, не помню, как я кончил. Я сознавал только, что я навсегда опозорен. Я тут же решил, что завтра же уеду в Бежецк, что в Петербурге, после такого позора, я оставаться не могу.
И зачем только я про одиннадцать томов Натурфилософии брякнул? От страха и стыда, должно быть. В полном беспамятстве.
— Но у вас был такой невероятно самоуверенный, важный тон и вид, — говорю я.
Гумилев весь трясется от смеха.
— Это я из чувства самосохранения перегнул палку. Как тот чудак, который, помните:
На чердаке своем повесился
Из чувства самосохранения.
Нет, правда, все это больше всего походило на самоубийство. Сплошная катастрофа. Самый страшный день моей жизни.
Я, вернувшись домой, поклялся себе никогда больше лекций не читать. — Он разводит руками. — И как видите, клятвы не сдержал. Но теперь, когда у меня часто по две лекции в день, мне и в голову не приходит волноваться".

Потомки Толстого - против подлецов
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
Я проиграл спор своему российскому другу. Что не обидно, поскольку друг умный. Но очень обидно, если говорить о сути спора. А суть следующая: как отреагируют россияне на закон о запрете усыновления сирот американцами? Я кипятился и говорил, что это – предел. Что теперь-то уже все российские граждане поймут цену власти. Что лишать сирот и особенно больных сирот (а кроме иностранцев таких никто и не возьмет в семью) шанса на достойную жизнь – это бесчеловечно. Что прикрываться детьми от американских санкций в отношении чиновников – это уже … дальше приличные слова у меня закончились, остались только неприличные. Что даже животные защищают своих детенышей, а мы имеем дело не с животными, а с потомками Пушкина, Толстого, Чехова и Достоевского….
Мой друг слушал, печально кивал головой и отвечал: - Ты нас идеализируешь. Мы, россияне, крайне социально разобщены и подавлены жизненными трудностями.
Чтобы разрешить наш спор, мы начали названивать своим друзьям и знакомым на бескрайних просторах России. География звонков была обширна: от Сибири до Санкт Петербурга, от Урала до центральных областей России. Столь же обширна была и социологическая выборка: мелкие и средние бизнесмены, врачи, строители, инженеры, преподаватели и студенты….
В общем, я бесславно проиграл спор. Все эти достойные люди в принципе не имеют ничего против сирот, но их жизненные интересы связаны с другими вещами.
- Оборот упал в два раза, - синхронно пожаловались мелкий и средний бизнесмены. – Нам не до детей-сирот.
- А что за закон? – переспросила преподаватель регионального Вуза. – Нет, ни о каком таком законе наши преподаватели и студенты ничего не слышали.
- Это все политика, - сказал инженер. - И хорошо, что запретили – а то чиновники продавали детей американцам и наживались на этом, пусть лучше наши усыновляют. Что, значит, когда наши начнут усыновлять?!! Когда нам начнут платить как американцам, тогда и начнем усыновлять!
- Да нам бы самим как-нибудь выжить и своих детей прокормить, - ответил строитель.
- У нас устраивают новогодний бал, - радостно сообщил студент. – Причем здесь сироты?
- Так, а мы то, мы что можем сделать? - грустно спросили врачи.
Тем не менее, 13-го января в Москве пройдет марш «В защиту детей» или второе название марш «Против подлецов». Всякие уважаемые люди, вроде актеров Лии Ахеджаковой, Максима Суханова, режиссеров Эльдара Рязанова, Владимира Мирзоева, поэта Льва Рубинштейна, писателя Виктора Шендеровича, призвали россиян выйти на этот марш. Иначе, - как отметил Шендерович, - если мы и сейчас не выйдем протестовать, значит нам, как нации, конец.
В общем, я надеюсь, что спор еще не до конца проигран.

50 ЛЕТ В СТРУЮ!
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
Посвящается Владимиру Золотореву

Дорогой Володя! Я знаком с тобой так давно, что за это время многие из наших бросили курить, а некоторые и пить. В течение всего этого прекрасного долгого времени мы с тобой были соратниками и сотрудниками различных «простигосподиСМИ».
Мы сотрудничали и соратничали, а теперь пришло время рассказать об этом миру. Это мой долг перед растениями, животными и депутатами Верховной Рады.

НАЧАЛО
Владимир Золоторев родился – это наиболее достоверный факт его биографии, который не осмеливаются оспаривать даже самые непримиримые оппоненты ВЗ.
Неслучайно, мудрый украинский народ откликнулся на это событие народной мудростью: «Когда Золоторев родился, Джон Мейнард Кейнс заплакал».

ДЕТСТВО
Как только маленький Владимир Евгеньевич выучил буквы, он начал писать заметки. Сначала на обоях в родительской квартире, потом мелом на асфальте, затем на стенах гаражей, домов и учреждений. Заметки само собой были о свободе. Советское государство в лице дворников, милиционеров, преподавателей научного коммунизма и членов ЦК КПСС объявило маленькому Владимиру Евгеньевичу войну.

МОЛОДОСТЬ
25 декабря 1991 года Михаил Горбачев был вынужден объявить о прекращении своей деятельности на посту президента СССР. Через 29 лет противостояния с Золоторевым Советское государство проиграло, а Владимир Евгеньевич выиграл. В этом и заключается ответ на сакральный вопрос: «Почему распался СССР».

ВЕРСТЫ И АМПЕРМЕТРЫ
10 лет своей жизни Владимир Золоторев посвятил созданию противоракетного щита Советского Союза. О высочайшем качестве его работы свидетельствует то обстоятельство, что Советского союза давно нет, а противоракетный щит целехонек!

ЖУРНАЛИСТИКА
Как всем известно, журналистикой занимаются журналистики. Владимир Золотрев всегда подчеркивал, что не считает себя журналистиком. Тем не менее, за время работы в журналистике он написал столько хороших, умных, аргументированных статей, что их хватило бы для просвещения народов Германии, Австрии, Дании, Нидерландов, Швейцарии, Бельгии и Люксембурга вместе взятых.
Однако, к глубокому сожалению, Украина больше чем все эти страны вместе взятые, поэтому Золотореву еще просвещать, просвещать и просвещать…

ЖИДОМАССОНТСВО
Дорогой, Володя! Недавно из комментариев каких-то настоящих украинских патриотов к твоей статье, я узнал, что ты оказывается жидомассон. Должен признаться: несмотря на нашу дружбу, тебе все эти годы удавалось ловко скрывать свою принадлежность к мировому жидомассонству. Однако, теперь, у меня заново открылись глаза на многие факты твоей биографии. Например, ты прослужил 5 лет на Богом забытом ракетном полигоне в казахстанской пустыне. Сейчас все стало понятно: Все-таки умеете, вы жидомассоны, устраиваться в жизни!
Поскольку, ты мой единственный знакомый жидомассон, то не обессудь - буду судить по тебе обо всей вашей братии. В общем, если у вас там все такие же замечательные, умные и интересные люди как ты, прошу поспособствовать по знакомству - принять и меня тоже в жидомассоны. В свою очередь, обязуюсь высоко нести по жизни знамя жидомассонства и руководствоваться жидомассонскими принципами во всех своих делах и поступках!

PORTALMAN
Бывают человек-паук, человек-летучая мышь, человек-россомаха. А Володя Золоторев – это человек-портал, через который в наш мир попали Мизес, Монти Пайтон, Хайек, рок группа «The Crяck», Вудхауз, традиционные концерты в день рождения Фредди Меркьюри, праздник «День возврата вещей» и всякие другие хорошие штуки.

ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?
Подавляющее большинство людей считают, что на этот волнующий всех вопрос не существует вразумительного ответа. Они не правы, абсолютно четкий, однозначный ответ был дан в сериале «Star Trek»: «Возможно ничего, доктор. А возможно всё».

P.S. Поздравляю с Днем рождения. Сегодня, как никогда, уместно процитировать Володю Панкеева: - «Ну, шо, по пятьдесят?!»
Что бы такого тебе пожелать? С надеждой и нетерпением жду через 50 лет твою очередную статью «2062. Итоги политического года».
Искренне твой, Дмитрий Скрябин

Да здравствуют старперы!
черногория, Скрябин, отпуск
dima_skryabin
22 декабря 2012 года в Москве, в Колонном зале Дома Союзов состоялся торжественный вечер, посвященный 90-летию создания Союза Советских Социалистических республик. От лидеров братских компартий стран – бывших республик СССР выступил руководитель коммунистов Украины П.Н. Симоненко.
«Коммунисты восстановят Союз братских народов. Да здравствует великий Советский Союз! Да здравствует великий советский народ! Да здравствует будущее наших народов! Мы все сделаем, чтобы этот юбилей был началом нового этапа нашей жизни!», - сказал лидер украинских коммунистов. Эти слова были встречены залом громкими аплодисментами. В завершении П.Н. Симоненко пожелал собравшимся побед и свершений.
Посмотрел я по центральному российскому телевидению репортаж с этого выдающегося события. Ну, что сказать. Я раньше никогда не видел столько старперов в одном месте. Старперы с воодушевлением подпевали Кобзону: «Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым». Подпевали стоя, и на их лицах было написано счастье и воодушевление от того, что торжественное заседание закончилось и наконец-то можно встать. Учитывая, что там через одного страдающие от простатита и геморроя, счастье и воодушевление было абсолютно искренним и неподдельным. В общем, торжественный вечер больше походил на междусобойчик пациентов урологического отделения.
Tags:

?

Log in